imed3: (Default)
Казалось бы, 21 век, век мира, век изобилия. И давно уже до каждого дошкольника дошло что оружие никому неинтересно, ну разве что в целях «детишкам поиграться». Мюрид судя по всему вымаливает у Украины прощение за «продолжение банкета», за «выкопать и повесить», потому что жидко они обосрались с Украиной, но возмущенные возгласы в комментариях у него не стихают: в пропагандистских целях, чтобы была основа для сочинения духоподъемных мифов и маскировки реального состояния российского, ядерного щита через 18 лет вставания с колен. 21 век на дворе. А у комментаторов Мюридовых вопли «про войну» - духоподъемны. Они это серьезно? Как война может «дух то поднимать»? Это уже в начале 20 века работало плохо – и привело-таки империю к революции, помните?
Сегодня уже очевидно, никакой войны никому не надо: Запад однозначно победил в России. О чем говорилось в публикации сделанной еще в начале Ельцинского правления в начале благословенных девяностых на эту тему? В решающей мере зависит этот выбор России от того, как будет восприниматься в ней Запад Точнее, от того, сумеет пи московская реваншистская оппозиция, которая уже сегодня выходит на мировую политическую арену в союзе с Ираком, Ливией. Сербией и европейским неонацизмом убедить большинство россиян в том. что Запад—заклятый и непримиримый враг России. И что сейчас «под видом гуманитарной помощи Запад пытается сделать с Россией то, чего не сумел с помощью прямой агрессии сделать в 1940-е Гитлер».
От успеха этой коварной и всепроникающей психологической атаки зависит не только судьба российской демократии. но и будущее мировой политики. Московские реваншисты нуждаются в интеллектуальной и финансовой поддержке оппонентов Запада, а те — в российской ядерной мощи, единственно способной сфокусировать их разрозненные усилия, вновь превратив их в реальную силу на мировой арене.

Запад победил в России. Победил стратегически окончательно и бесповоротно. Любые крики иного рода сегодня – лишь вопли потерпевшего. И нас друзья спрашивали – почему мы не опубликовали ничего 26 января 2019 года, ведь полу – юбилей как никак? Мы делали публикации и в 2017 году, и в 2016, и в 2015. А тут вдруг «пропустили» дату. Но на самом деле – АЗАЧЕМ? Дело УЖЕ сделано. И даже не столь важно насколько нашими руками. Да и потом – прошло уже пять лет, вспомнить эту победную дату можно и на неделю позже и на неделю раньше: путинское оружие уже никому «не вставляет». Оно попросту никому НЕИНТЕРЕСНО. И это – одно из главных завоеваний событий 26 января 2014 года. Путинское оружие уже обнулилось. Оно никому не поднимает никакого духа. И даже про Примакова дискуссии уже начинаются в правильном русле, это спотыкание России об западный порог ничему не может уже помешать:
надо наконец сказать ясно, отчетливо, внятно: примаков был преступник. он совершил преступление, преступный акт развернув самолет. этот акт положил начало преступной путинщине, преступному втравливанию России в преступное противостояние с Западом. кто то должен был однажды это сказать и назвать вещи своими именами. а раз так это и было однажды сделано, совершено.
Примаковщина, путинщина, это намного хуже, чем преступление – это ошибка. Эту ошибку мы рано или поздно исправим. Собственно говоря, именно это мы сделали 26 января 2014 года. И хотя мы ничего не опубликовали в этот день на пятую годовщину события, это не меняет общей направленности нашей с вами работы. Первое поколение выиграно. И сумеет ли это кто-то или что то сейчас изменить?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Не успели мы намекнуть коллеге Навигатору на совсем ненулевые перспективы Стрелкова, и чуть позднее предельно ясно показать Шнуровскому что его "марш" не собирает даже шестисот участников, как он дал в своем блоге решительный ответ: Стрелков - предатель, диверсант и бешеная фашистская собака - майдаун. А точнее «стал» таким, а потому – «ненадежен». Но позвольте, разве это так?
Женя может сколько угодно верещать что дискуссии у Навигатора «не читает», а на Имеда – вообще «тьфу», но факты неумолимы: в своей публикации ответом на которую вышедший 30.1.19 в 6:49 материал Шнуровского, наверное, «не является», Мюрида мы вспомнили трижды - в начале текста, в середине и под конец, причем остальных авторов, кроме самого рассматриваемого спамера, мы вспомнили лишь по разу. Это было структурным показателем эволюции позиции Мюрида: от «продолжения банкета» к сегодняшнему постоянному «накату» на Путина. И говорят Мюрид был в 2011 году на «Болоте».
Стрелкову можно предъявить и донецкий «Боинг», и крымский «госсовет», но его никак нельзя упрекнуть в ненадежности на основании тех фактов, которые предъявляет ему Шнуровский. Ведь именно в ненадежности позиции самого автора мы Евгения и упрекаем: у него путин «хороший» - всегда. Но именно это и означает что Шнуровский по приказу путина «вчера» будет «майдан охранять», а сегодня его «разгонять». Именно то что мы обозначили как «полицейскую проституцию»: верность людям, а не обстоятельствам. Типа «люди не меняются». Для нас «путин» – было «плохо» всегда, то есть для нас изначально его как бы «нет» и стратегически – философски мы стоим перед вопросом и задачей про то «а что же делать дальше», потом, «после путина». А вот для Стрелкова исходно путин как раз-таки «был».
Но свойство живого человека – переходить от неверных оценок ситуации к верным (отметим что случается конечно и обратное), что между прочим и называется эволюцией. И если воспринимать «плохого путина», как объективную константу – то любое движение от осознания его «позитивности» к пониманию бесперспективности, это именно и есть свидетельство о надежности. Шнуровский именно что «шаг за шагом» анализирует движение Стрелкова по пути осознания этой реакции. Выводом он при этом заканчивает странным: это происходит потому что «стрелков – флюгер». И этот «флешбек» не просто не случаен, он еще раз указывает на то что наш материал о том, что шестьсот «курильских майдаунов» намного больше чем его «эволюционное ничего» был не просто прочитан, причем «с карандашиком», а больно ЗАДЕЛ фигуранта: ведь иначе можно было просто в очередной раз ограничиться заявлением о том, что «стрелков – флюгер», не противореча самому себе по фактам и выводам.
Так надежен ли стрелков? С нашей точки зрения он столь же «надежен», как и Мюрид: то есть он исходит из «ненужности» путина сугубо тактически. В отличие от нас, которые «против путина» уже с 23 февраля 2000 года (а точнее с сентября 1999, и даже с «лета 1998» года) стрелков сегодня надежен исключительно в плане эволюции его взглядов. Но именно надежность этой эволюции и невозможно отрицать, именно ее то и анализирует пошагово Шнуровский (хотя и делает противоречащий этому анализу априорный вывод). И это подтверждает лишь простой факт: надежна на протяжении последних десятилетий лишь мысль о недопустимости путинизма. Кто-то (как Мюрид) приходит к ней под воздействием неизбежного разрушения самого путинизма («отказ» путина от «продолжения банкета» в Украине), кто-то – по другим причинам. Но разве можно отрицать тот факт, что разумные люди приходят к подобным выводам хотя бы рано или поздно, но столь же неотвратимо? И разве это не является признаком надежности?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Как же все таки безрадостно сегодня отслеживать ЖЖ. Насколько уныло, порой. Бессмысленные чуть более чем полностью и абсолютно пустые охранители, антипутинцы перекрасившиеся из охранителей, откровенные пустышки под видом охранителей. Нет, в ЖЖ разумеется есть и интереснейший Эван, и рассудительный Навигатор и безусловно небесталанный фарвестовец Макс (хотя надо признать он последнее время скатился), которых можно а порой именно что приятно почитать. Но есть колоссальные и проблемы. Прежде всего мы говорим о тех, кто публикуется хотя бы с большей или меньшей регулярностью: с этим далеко не у всех авторов ЖЖ дела обстоят замечательно. На первом месте здесь, наверное, Шнуровский, скажем что строго по форме он сегодня один из немногих кто подпадает под NIES.
И в то же время его содержание – это попросту нечто уникальное. И главное этот автор ПРИНЦИПИАЛЬНО отказывается от извлечения каких бы то ни было уроков. Вот скажем последнее время путинские социОЛУХИ стали публиковать цифры «опросов», согласно которым «за Курилы порвут» аж 77 % граждан. Но это – очевидно заведомая неправда. Отдельные вскрики на эту тему особого значения иметь не будут так сказать. Метод работы этих социОЛУХОВ давно известен и универсален практически для любой темы путинской повестки: они считают равнодушных и приписывают им свое «что угодно». И получают – что прикажут: надо 86 % «за путина», или 126. То есть нас эти цифры обмануть не способны. Но нельзя не отмечать и очевидное: с 2011 года за шнуровским «ЭМ» не появилось НИЧЕГО. И тут можно приводить разные сравнения.
Если сравнивать работу Шнуровскго и нашу – тут все предельно ясно. И хотя методы работы разные мы всегда можем предъявить по меньшей мере текущие результаты. Но мы то с Шнуровским стоим на диаметрально различных платформах. А вот те, кого он фактически означает как своих союзников – даже в понимании его трактовок давно вырвались вперед. И как это подается самим автором? Я д’Артаньян Шнуровский а остальные… на остальных «тьфу». Вот 13 января он задает вопрос Эволюционного Марша для «Прямой линии» 17 января с неким Н. Платошкиным. Спустя пару дней Шнуровский любопытствует: если этот самый Платошкин ушел от Курильского Майдана - придет ли к Эволюционному Маршу? Но каждому ведь понятно, что «нет, не придет». Так зачем же позориться? Вот сразу после вопросов Шнуровского Платошкин дистанцируется от маргиналов, но не от радикалов. Не будем сейчас придираться на тему что «дистанцироваться от маргиналов» это сугубая путинская политоЛОХическая конструкция, но естественно здравомыслящие люди будут дистанцироваться от всего что способно нанести урон общему делу. Но проблема как раз даже не в радикалах или маргиналах (маргиналы нередко становятся ведущей силой) а в том что никакой «эволюционный марш» «прапорщика» который шагает «в ногу» с идущей не в ногу страной Шнуровского ни в какой форме принципиально не способен быть альтернативой Майдану. Это просто разные плоскости: Майдан только за последние пять лет и только на пространстве бывшего СССР дважды доказал свою успешность, а разговоры про «марш» идут с 2011 года. И…?!
Но Шнуровскому – все нипочем и «море по колено»: оказывается, что «Курильский Майдан» показал тупиковость радикализма и разоблачил Стрелкова с Платошкиным. Кстати, «шнуровский» - это сталинизм чистой воды: товарищ Ягода Платошкин – железный сталинский нарком, товарищ Ягода Платошкин на стройке социализма, разоблачение Ягоды Платошкина, арест врага народа Ягоды Платошкина, расстрел предателя, диверсанта и бешеной фашистской собаки, врага Ягоды Платошкина. Этакая полицейская проституция: сегодня разгоняем «Майдан», завтра охраняем «Майдан». И все это – меньше чем за неделю! В этом смысле даже бежавшая к путину кровавая беркутня оказалась честнее Шнуровского. Если это не «тупиковость», то что тогда тупиковость?! Но Шнуровскому хоть кол на голове теши, его «ответ» в «дискуссиях» - «тьфу». И он после этого удивляется, оглядываясь по сторонам: как?! Меня снова забанили? Наш блог тоже банят, но за другое И НЕ ВЕЗДЕ!
Курилы для россиян сегодня – это что-то сродни проблеме «50 видов геев»: мало кого волнует. Но вот что очевидно, что на «эволюционный» марш с 2011 года не пришел НИКТО. Да Шнуровский и заявку не подает, ограничиваясь болтовней под видом спамерства (или спамерством ввиде болтовни). Но в том то и дело, что общего и у протестов против пенсионной реформы, и против «курил» - это их объединяющая идея «без путина». Как ни крути – идея дела, а не болтовни. Но это «без путина» - и мюридовское «слил» банкет <в Украине>, и наше … (много что). То есть объединяющая идея существует. И это – отнюдь не «эволюционный марш». Люди идут на Майдан потому что видят: мы ничем не хуже и Украины, и Армении, и «Парижа» и даже Венесуэлы. И можно что-то менять. А что еще можно добавить?
Расскажите.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Мы только что закончили исследование вопроса о террористическом характере путинского режима. Но разве можно оставить этот вопрос «в покое»?! Пища для размышления появляется постоянно, кто бы как не комментировал итоги нашего исследования. Сколько человек читает наш блог сегодня? Пара сотен? Принимающих решения? Несомненно. Но у принимающих решения слишком много своих собственных интересов. Между прочим, это относится и к тем, кто читает нас в России, в Украине, на Западе от Швеции до США.
Однако на наши публикации нет что называется «массовой» реакции: где мы совпадаем с интересами кого-то – нам пробить решения удается. А где не совпадаем – нет. Понятно, что механика таких решений нам очевидна и ясна (ну скажем в деле с падением А 321 над Синаем), но там мы постоянно выступаем в роли дополнительной гири: кто-то кого то ей может стукнуть, и это как очевидно играет немаловажную роль. Ну а как никто это не возьмет в руки не имея своих интересов? Наши то интересы остаются в таких обстоятельствах «втуне», не так ли? Именно поэтому нам и следует говорить о необходимости массового восприятия тех вопросов, которые мы поднимаем.
Вопрос о заборах, и в частности о заборах вокруг вокзалов, автостанций и так далее мы поднимали неоднократно (см. напр.: Феодализм – 2: зона транспортной «безопасности» - калитка в пустыне... потемкинской деревни, «Театр безопасности» для… слабоумных террористов: экономика штрафов в 5 тысяч рублей? и др.). И тут ситуация складывается крайне любопытная: мы так же неоднократно отмечали что в Европе такого абсурда нет и не наблюдается. И вот получается: в России на наши усилия в направлении недопустимости этих акций – массово наплевать, а Европе и Западу в целом – и так хорошо. Они совершенно прагматично полагают что раз у них никаких оград нет – то и не проблема это вовсе. А раз сами россияне молча сносят эти действия – то зачем и вмешиваться каким-то группам влияния, которые могли бы использовать наши публикации в качестве того самого инструмента о котором мы выше вели речь. Раз вы молчите – то вам и не надо. Так зачем же за вас, что называется «вписываться»? Прагматично.
Но вот появляется нечто аналогичное уже не в России, а в Украине – на оккупированной территории Крыма. И внезапно публикации на данную тему появляются уже не в нашем блоге а на независимом от нас ресурсе: на автостанциях и в портах – местная «власть» пугает террористами. Итак «внезапно» когда оккупационная власть проявляет себя в таком качестве на территории Украины «всему миру» вдруг становится интересно: что это они там творят. А творят они те же дела, которые творят в России давно, о которых мы возмущенно говорим чуть ли не с 2006 года (но всем пока это происходило в России было «пофигу»): На сегодняшний день в Крыму функционирует 4 морских торговых порта (Евпаторийский, Керченский, Феодосийский, Ялтинский), Керченский морской рыбный порт и Керченская паромная переправа. Кроме того, в Крыму насчитывается 59 автостанций и 3 автовокзала. Таким образом, количество постов охраны, которые планируется установить, почти вдвое превышает численность имеющихся транспортных объектов. После аннексии Крыма, оккупационная власть проводит на полуострове различные ограничительные мероприятия, мотивируя это необходимостью борьбы с терроризмом. К примеру, устанавливаются многочисленные металлические ограждения вокруг автостанций, а при проведении многих массовых мероприятий людей заставляют проходить через металлодетекторы.
Удивительно? Ведь текстуально мы читаем то же о чем мы пишем уже последние как минимум несколько лет. Между прочим, вся вообще украинская революция Достоинства начиналась со срезания, уничтожения заборов. Вы понимаете суть ситуации? В Украине заборы срезают. В России ставят. Пока заборы ставят в России – всем плевать. Как только то же самое стали делать в украинском Крыму внезапно мы читаем что вот ведь какие плохие оккупанты. Ну они-то на самом деле плохие. Но заборы – это именно последствия оккупации. И рамки металлодетекторов – тоже. Однако в этой публикации как в капле воды мы опять-таки внезапно видим ответы на многие вопросы которые либо формулируются, либо «пропускаются» в общественном дискурсе, как пропагандой, так и нашими усилиями.
Надо признать что внутренне решения аналогичных проблем находятся – но пока они скорей именно что незаконные и частные, хотя и полностью допустимые, но не массовые и законные. Ну и какой в них практический смысл? Властям легко представлять это как отдельные акты «бандитизма». Аналогично никакой реакции ни внутри страны, ни тем более на западе не встретили последние инициативы аналогичные «вокзальной безопасности», хотя казалось бы именно такие ситуации должны вызывать активный всплеск негодования политикой дальнейшего ограничения, «закручивания гаек» и выворачивания карманов. Но – тишина. И ни в Европе, ни в США, ни в Канаде об этой проблеме ни слова: они в доле от будущего производства датчиков и текущего – металлоискателей? Нет, судя по Крыму от металлоискателей – не в доле точно. Но ведь про аналогичные действия в России – молчат с 2006 года минимум. Но почему об этом должен говорить Запад, если сами россияне молчат? Уж казалось бы, если не хотите сладкого, то массовые выступления могли были и должны вызвать исследования наших экспертов по задержкам на выезде должников: вот уж где миллионы людей и миллиарды долларов. А между тем – этой публикации уже более двух лет. Но – тишина. Это тоже Запад должен за вас делать?
А именно – вопросы, связанные в отношениях Запада и России, Украины и России, Украины и Запада. И надо сказать эта публикация разрушает некоторые мифы. Например, о том что Западу безразлична Украина в целом и Крым в частности. Как только оккупанты показали совсем небольшой и очевидный свой сугубо оккупационный жест (ценой почти в 20 миллиардов рублей за 3 года) сразу это было поднято в ранг проблемы. А вот когда примерно в 2006 году московские станции электричек заборами обносили – никому не было дела: ни в России, ни на Западе. Разве не так? Теперь еще вот что: эти меры – часть протокола Голодомора. Мы про это рассказали достаточно подробно. И они опять могут затронуть Украину (то есть Крым). И Западу не плевать. А когда-то же самое делается на территории России – никому как будто бы и дело нет. То есть на наш внутренний голодомор им получается абсолютно прагматично плевать? Но нам то самим!? Где гневные публикации не про Евпаторию и Керчь, а про Белгород и Воронеж? Где митинги с требованием немедленной отмены металлоискателей и ограждений? Где партии и движения, требующие немедленного суда над всеми, кто выделяет огромные деньги на этот театр абсурда? Где навальные с его уточками?! Это что? Какая-то форма слабоумия? Или что?
Расскажите.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Итак, мы сделали небольшую паузу и сейчас на очереди - седьмой пункт женевской Декларации, который устанавливает, что одним из признаков террористического государства являются тайные операции разведывательных или других государственных сил, направленные на дестабилизацию или подчинение другого государства. И здесь надо сделать замечание общего свойства, касающееся методологии нашей текущей и дальнейшей работы. А именно: как бы не критиковал наши источники условный миронов он безнадежно отстает от нашей общей юридической линии. То, что он не приводит никаких оснований под дискредитацию наших источников можно назвать еще «половиной беды». Он не исключает перспективы опровержения фактов. Но это невозможно по определению. И главное: он категорически отстал в том плане что методологически мы уже заговорили об применении такого юридического принципа, как преюдиция. А ведь этот подход обозначен нами уже в девятой части исследования, и даже если не брать небольшую паузу в собственно изложении темы путинского террористического режима которую мы сделали 15 января текущего года, то что бы отреагировать на нововведение времени прошло достаточно. Так что мы имеем полное право опираться на этот метод, и волевым усилием отметать в дальнейшем вопли по типу «МТБЮ, кококо, Милошевич, айяйяй». Отныне – преюдиция наше все. Все что доказано ранее мы считаем не нуждающемся в дополнительных доказательствах и допустимым в применении во все последующих наших материалах исследования в качестве фактов имеющих доказательную силу по делу. А то – знаем мы их и методы их бесчестные знаем к сожалению, тоже весьма хорошо.
Итак, положение Декларации указывает что для определения статуса террористического государства оно должно осуществлять тайные операции. Казалось бы, само понятие определения государства как террористического на основании признака тайной деятельности является внутренне противоречивым, ну то есть как же мы можем про это рассуждать если события являются тайными, то есть если судить по общепринятому определению - оставляющими тайну для других, нечто не известное другим, не явное, не открытое. Миронов точно скажет: «нет фактов». И ведь будет почти близок к правде. Но ведь надо ориентироваться не только на то что «неизвестно». Нам в нашей работе следует, и этого вполне достаточно, ориентироваться на уже раскрытое. Синонимами к выражению раскрытие тайны являются - разгадка тайны, решение загадки, крупица истины, доказательство существования, крупица правды. Так трактуют эти вопросы словари. И как говорят – нет ничего тайного что не стало бы явным. Вот скажем путинские отряды в Украине в декабре 2013 года – факт настолько очевидный сегодня лишь потому что мы и много еще кто сделал его раскрытым. Превратив тайну в «крупицу правды. Итак, о тайном мы имеем право говорить не только о том, что мы не знаем, но можем предполагать, но и о том, что мы не должны были знать, но о чем вопреки этому статусу узнали, доказательства существования чего получили или смогли получить. И опять-таки будем опираться на свои надежные и достоверные источники. Включая и на те, которые являются уже установленными фактами в ходе нашего исследования. Методы сокрытия тайны многообразны, однако при всем их многообразии они как говорится «интуитивно понятны»: это дезинформация, ложь, проведение специальных операций различного рода, направленных на сокрытие реального положения дел и так далее. То есть обладая навыками раскрытия этих методик мы можем рассуждать о том, что БЫЛО тайным, но ПЕРЕСТАЛО таковым быть, как о том, что планировалось как тайное, осуществлялось как таковое на основании МОТИВА для данного действия.
Итак, если мы разобрались с понятием «тайных» операций и надо понять, что такое «другие государственные силы» и «направленность на дестабилизацию или подчинение другого государства». Ключевые понятия здесь как мы видим это операции разведывательных сил и другое, обозначенное выше. И вот то, о чем мы говорили про «разведывательные» силы мы уже встречали в материалах нашего исследования. Так в части 11 мы упоминали такие события, как вопрос о наемниках в Украине. Мы указывали на то, что источники тогда говорили о силах ГРУ – главного разведывательного управления. Разумеется, то же самое мы неоднократно обсуждали в своем ЖЖ в период с декабря 2013 по февраль – март 2014 годов. Итак, мы по принципу преюдиции можем считать доказанным участие «разведывательных сил» в операциях, направленных на дестабилизацию и подчинение государства Украина. Это можно считать, как на основании сделанных нами ранее публикаций, так и на основании принципа преюдиции.
Но мы должны рассмотреть и другие аспекты. В частности, связанные с «тайными операциями других государственных сил». Факты воздействия путинских государственных сил на результаты выборов в США в 2016 году, влияния на исход Брэксит, и ряд других являются общеизвестными: по ним сегодня ведется соответствующее расследование. Известно например что бывший министр иностранных дел (госсекретарь) США и действующая президент МВФ именно при путинском режиме были награждены российскими орденами. Мы так же упоминали о раскрытии заговора против государственных органов Черногории. По существу, все это надежно подтверждает факты проведения путинским режимом тайных операций разведывательных или других государственных сил, направленных на дестабилизацию или подчинение других государств – Украины, США, Британии, Черногории, международных государственных институтов. Теперь надо отметить, что мы доказали уже шесть из семи пунктов. То есть если брать по принципу не полного соответствия, а «по большинству», то из 11 пунктов путинский режим даже до окончания этого факультативного исследования набрал больше половины. Кто на это способен возразить?
Говорите.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Мы продолжаем наше факультативное исследование о соответствии путинского режима определению государственного терроризма. И прежде всего следует отметить такую вещь: законы которые написаны, например, в конце какого-нибудь 19 века сегодня имеют такую же и силу, и систему исполнения, как и те, которые приняты вчера. Мы знаем, что, например, долларом выпуска конца 19 века сегодня можно рассчитываться так же, как и хрустящей бумажкой, вчера сошедшей с печатного станка. Это стороны одной и той же системы. Понятно тот доллар и сегодняшний – по своей экономической роли это два разных доллара, и понятно, что какой-нибудь закон о запрете на лошадях въезжать в центр какого-то города сегодня на первый взгляд малоактуален. Но он должен исполняться именно так, как и был написан сто лет назад. Как и долларовая монетка или купюра тоже должны приниматься всеми и всегда по их нарицательной стоимости. То же самое и с законами. Это ситуацию мы рассматриваем через текст закона, а никогда не наоборот. Пакта сунд сервандум, или договоры, как и законы должны исполняться. Это фундамент и краеугольный камень для понимания действия всей юридической машины. Если в законе сказано А, мы должны, обязаны это читать как А, а не как «то что нам захочется». Понятно, что, например, девиз миниюста США «Qui pro domina justitia sequitur» можно переводить и читать в очень широких границах от «преследующие ради правосудия» через «кто главнее, тот и вершит суд» до армейского анекдотического «кто главнее – тот и прав», но, когда мы прочитали, то есть юридически интерпретировали этот текст вполне определенным образом мы исполняем это именно так как прочитали. С исследованием по отношению к терроризму – формат точно такой же: как слышится – так и пишется, как написано – так и читаем, как читаем – так и определяем. Без скидок на время. Но если с пунктом об оценке понятия вооруженных сил у наших читателей возникли вопросы интерпретацию которых мы и дали абзацем выше, то с понятие убийства и попытки убийства вопросов наверняка не возникнет. Ибо убийство и покушение на него воспринимаются одинаково как в прошлом, так и в позапрошлом веке, как много веков назад, так и сегодня. Но возникает другой вопрос: а кого нам в формулировке шестого пункта декларации считать «государственным деятелем», черт побери?! Определение – это важно.
Звучит эта формулировка так: убийства и попытки убийств государственных деятелей других государств. Начнем с определения понятия «государственный деятель, в удивлением обнаруживая что имеет место очевидный не просто разнобой в понятиях, но именно разночтения в определениях вплоть до фактического отсутствия таковых! А вы говорите нет «ихтамнет». Вот одно определение: политик, политический деятель, отличающийся заботой о дальних перспективах развития государство в противовес сиюминутной политической выгоде. Ну мы то понимаем что определение через отрицание – совсем не словарное. И как же с этим быть? Давайте поступим просто, определим государственного деятеля так: политический деятель государственной власти. То есть это должно быть лицо работающее в государстве (признанном или не признанном) и участвующий в политике (то есть в выборном процессе в широким смысле этого слова). Надо при этом помнить что и УК РФ не дает конкретного определения этому понятию. И что же делать с такими широкими определениями, точнее говоря проще вообще с отсутствием каких либо определений которые мы могли бы использовать? Так можно указать на убийство федеральными силами Аслана Масхадова – он стал президентом в результате выборного процесса и был деятелем признанного талибским государством Афганистан государства ЧРИ. Но так мы, что называется можем очень далеко зайти. Например признать ликвидацию всяких там «моторол» совершенную по отдельным данным российскими спецслужбами аналогичным событием? Это было бы как минимум неразумным. Поэтому надо сузить то что у нас есть в качестве хотя бы рабочего понятия и принять его как именно участвующее в выборах лицо, которое связано с деятельностью государства. И в этом смысле президент или кандидат на пост президента, премьер министр или глава парламента, депутат – идеальные кандидаты для рассмотрения в качестве государственных деятелей. Да определение не особенно сильное, но за неимением лучшего и с учетом общего правила – вполне допустимое для практического применения в целях оценки юридических фактов.
События в Черногории 2016 года и их срыв – для читателей нашего блога вопрос не новый, и абсолютно понятный. Это даже дало нам право создать особую метку – тэг «Черногория», в понимании того что группы подобные нашей множатся в мире с определенной скоростью и приводят к решению важных проблем. Но мы о другом: Черногория обвинила Россию в планах убить премьер – министра страны. А это уже понятие подходящее под покушение, то есть в трактовке шестого пункта Декларации - попытки убийства. Эта же информация нашла свое подтверждение и спустя несколько лет после самого события: Newsweek рассказал о причастности России к попытке убийства лидера Черногории. Данный еженедельник по всем принципам является относящимся к категории авторитетных, и пожалуй даже авторитетнейших. И он указывает на событие именно в терминах шестого пункта Декларации. Что из этого следует? Из этого следует, что на основе использования и оценки надежных источников путинский режим готовил убийство премьер - министра то есть государственного деятеля другой страны а именно Черногории и что дает основания надежно и достоверно установить соответствие России положению шестого пункта Декларации. И несмотря на факультативный характер данного исследования мы уже смогли установить соответствие путинского режима пяти пунктам из шести рассмотренных. А что же дальше?
Высказывайтесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Итак, разобравшись с атаками на цели, угрожающие гражданскому населению, мы должны переходить к рассмотрению следующего пункта женевской Декларации определяющего, что создание и поддержка вооруженных отрядов наемников, с целью уничтожения суверенитета другого государства является одной из формой действий террористического государства. Организует ли нечто подобное путинский режим? Конечно да.
Прежде всего такие отряды наемников мы видели в Абхазии и Южной Осетии. И эти «отряды наемников» были весьма мощно поддержаны путинским режимом в ходе войны 2008 года. Однако в рассмотрение этого вопроса немедленно вмешается какой нибудь Сергей Миронов и заявит что нибудь вроде «они не были наемниками», ну или какой бы то ни было «лавров» выступит с заявлением вроде «авыдокажите». Хорошо, являются ли «вооруженные силы Абхазии и Южной Осетии» отрядами наемников – можно доказать, а можно и не доказывать. Да и дела давно минувших дней в конце концов. Кроме того, и это самое главное, несмотря на то что эи отряды были действительно вооруженными и весьма активно участвовали в уничтожении суверенитета Грузии в форме сепаратизма в отдельных ее частях – доказать тот факт что эти отряды были отрядами наемниками непросто. Никакие официальные лица на эту тему соответствующих заявлений не делали, по крайней мере раздобыть такие официальные заявления в каких бы то ни было источниках сегодня нам попросту не удалось. И поскольку исследование всегда оперирует принципом кейс стазис мы не можем опираться на те доказательства, которые мы не способны предоставить даже самим себе. И все-таки отряды вооруженных лиц, связанных с Россией, действительно наносили ущерб суверенитету Грузии и отрицать это никак невозможно.
Однако существуют эпизоды где участие России в создании и поддержке вооруженных отрядов наемников с целью уничтожения суверенитета другого государства являются информационно задокументированными и юридическими значимым для целей нашего исследования, которое в случае доказательства по всем пунктам женевской Декларации, включая и уже исследованный, но не нашедший своего подтверждения пункт о доставке ядерного оружия перестанет быть факультативным. Причем это касается не только Украины, о чем речь пойдет чуть позднее. Дело в том, что недавно состоялась членов "Хезболлы" в Россию. Террористическая группировка "Хизбалла" предупреждает, что любой, кто угрожает запасам газа или нефти в Ливане, столкнется с нападением. Из этой информации можно сделать достаточно основательные выводы. Но все-таки здесь мы не имеем дела с какими-то конкретными заявлениями, хотя факты мы имеем право трактовать откровенно говоря в достаточно узких пределах – в пределах пятого пункта Декларации.
Но все таки ключевым моментов в этом деле является разумеется вопрос о наемниках в Украине. Здесь прежде всего надо отметить тот факт, что вопрос о наемниках в юридическом пространстве самой России менялся как раз ввиду событий в Украине. В интернете этот вопрос с юридической стороны разбирался достаточно подробно, и мы не будем на нем сегодня останавливаться, отметив лишь то что к наемникам можно относить любые вооруженные силы, которые «не имеют признаков вооруженных сил». Проще говоря так называемых «ихтамнетов», «вежливых людей». Итак, нам давно и надежно ясно что стоит за термином «доведенные до отчаяния местные жители»: это как раз российские наемники. Тогда, когда это не российский спецназ. Но спецназ это как ни крути не «наемники,» а армия, а вот террористы – это уже гораздо ближе именно к наемникам. Кстати про одну из именно РЛС, захваченную и уничтоженную российскими наемниками мы рассказывали еще в апреле 2014 года. Но факты участия российских наемников в украинских событиях совсем не единичны. Как следует из приводимого сообщения они работали на всех направлениях. Ну и соответственно засветились весьма обширно – здесь приведено 146 страниц по 9 на каждой из них.
Итак мы достоверно и надежно установили факт присутствия путинских наемников в Украине, а так же и в Сирии (что не скрывается). Мы установили тот факт, что связь этих наемников с российскими властями выражается как в создании, так и в поддержке данных отрядов. Мы установили что данные отряды осуществляют акции направленные на уничтожение суверенитет государства – в частности действия этих отрядов в Крыму в 2014 году. На этом основании можно сделать заключение о том что нам удалось надежно и достоверно установить соответствие России как государства положению пятого пункта Декларации. Но осуществлял ли режим убийства государственных деятелей других стран? Ответ на вопрос при всей внешней легкости не выглядит таким уж простым. Ибо – а что есть этот самый «государственный деятель»? Кого им считать?
Предлагайте.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Итак, мы продолжаем рассмотрение вопроса о том, насколько путинский режим соответствует положениям женевской Декларации 1987 года в отношение признания террористическим государством. Из этого следует необходимость приступить к рассмотрению вопроса о его соответствии очередному, четвертому пункту этой Декларации. Напомним, что из первых трех пунктов установлено выборочное (за исключением положения о «доставке ядерного оружия») соответствие по основным критериям правилам, установленным данным документом для такой идентификации. Несмотря на дальнейшую невозможность вынесения положительного заключения мы все-таки взяли в факультативном порядке на себя обязательство довести рассмотрение вопроса по существу до конца. Из этого следует что мы приступаем к рассмотрению вопроса о соответствии путинского режима определению «атака вооруженными силами государства целей, которая представляет угрозу для гражданского населения живущего в другом государстве».
Формулировка пункта позволяет нам установить наличие одного единственного единичного, разового факта для вынесения суждения о соответствии. А существует ли такая информация в надежных и достоверных источниках? Авторитетная информационная корпорация «БиБиСи» сообщает об «массированных обстрелах украинских войск из России». Является ли «обстрел» формой атаки? На наш взгляд – абсолютно и несомненно. Но ссылается ли уважаемая британская корпорация на авторитетный первоисточник? Товарищи, здесь получается именно то о чем предупреждал еще дедушка Ленин: «по форме верно, по сути – издевательство». Ведь на кого ссылаются британские журналисты? На «беллингскат». Это называется «ну вы меня извините». Имеем ли мы право для целей исследования претендующего на роль сборника фактической и нормативной базы по крайне серьезному делу опираться на первоисточник, мягко говоря не замеченный в том, чтобы стать источником хоть для какого-то однозначного ответственного заявления или решения? Ответ кажется для всех уже давно стал очевиден. Разве нет? Видимо все-таки «да».
Поэтому к данному сообщению «БиБиСи» мы вынуждены отнестись абсолютно скептически. Впрочем, белый свет на них клином не сошелся. И мы имеем другие источники, являющиеся гораздо более надежными. Вот уже официальная Украина обвиняет Россию в обстреле кораблей в Крыму. Сразу же обратим внимание на формулировку, и заметим, что официальная Украина – источник несомненно весомый. И куда авторитетнее чем «БиБиСи», однако… Однако мы читаем в сообщении следующее: «Пограничный корабль "Дон" совершил таран нашего рейдового буксира». Смотрим на известные и так всем факты: «обвинила Россию», «Пограничный корабль». И здесь трактовка положения 4 пункта Декларации может быть двоякой: а нам необходимы надежные определения. И Россия и Украина признают атаку, но в то же время обе стороны ссылаются на «пограничный корабль» и «силы ФСБ». Это НЕ «вооруженные силы» как их можно трактовать в зависимости от пожеланий сторон. Как говорил в этом отношение Виктор Суворов: «В свое время наши мудрейшие стратеги пытались обмануть сами себя бюрократическими финтами: это — внутренние войска, они никакого отношения к армии не имеют, это — МВД. А это пограничные войска. Они тоже отношения к армии не имеют — это КГБ... Такими трюками обманывали американскую делегацию на переговорах в Женеве. А экономику не обманешь. Трюки эти вышли боком стране, ее экономике и народу. В конечном итоге — и самой армии.» Но мы – не об экономике. А именно о «переговорах в Женеве». И Декларация у нас между прочим, женевская. Так что там, где люди действуют согласно принципу «я сам обманываться рад» мы имеем право применять лишь надежные формулировки исключающие любые разночтения. То есть мы должны вести речь не о всяких силах, являющихся при этом вооруженными, а только исключительно о вооруженных силах, понимаемых как армия рассматриваемого государства. В керченском же инциденте всеми сторонами признано: «ФСБ подтвердила задержание и обстрел трех украинских кораблей». Не армия. А атака корабля «Черкассы»? Это другой, хотя и внешне похожий сюжет: ведь там речь шла об атаке со стороны не российской армии, а неких формально не причастных к ней «вежливых людей». А «вежливые люди» - это из другого пункта Декларации. Об этом разговор впереди. Так что же делать? Опять провал? Однако нам удалось найти более конкретные данные по вопросу атаки на цели, представляющей угрозу для гражданского населения живущего в другом государстве. Мы видели атаки либо не «вооруженных сил», либо не в отношение «гражданских целей». Однако не случайно юридическая практика идет за реальными событиями, а правовое обеспечение является их производной и никак иначе. Именно поэтому мы не стали спешить «поднимать руки» и «складывать лапки» и присмотрелись к сообщениям наших читателей внимательно: по данному пункту разночтений нет – путинский режим наши читатели обвинили в осуществлении искомых атак. Но правы ли они с точки зрения приведения правового обеспечения вопроса о государственном терроризме реальной обстановке? Мы должны найти очень точное совпадение реальности четвертому пункту Декларации. И что мы увидели? В Минобороны назвали фейком фото, «доказывающие» обстрелы Украины с территории России. Что же мы имеем в эпизоде с данным сообщением?
Прежде всего опровержение сделано министерством обороны РФ – это говорит о том что к данному опровержению причастны именно вооруженные силы России, то есть именно ее армия в том узком значении которое мы использовали для целей настоящего исследования. Это первый элемент четвертого пункта и в данном случае по форме он совпал. Второй момент состоит в том что минобороны РФ признало факт наличия информации о неких «обстрелах с территории России». Если бы к этому акту не предполагалось наличие причастности российских вооруженных сил его могли бы опровергать МИД, пресслужба правительства или президента. Однако сделано именно то что сделано. А какие объекты обстреляла Россия? Из данной информации мы не можем сделать об этом однозначного вывода, так как оно нацелено к своему назначению – то есть «опровержению» некоей информации. Однако факт опровержения не означает факт отсутствия опровергаемого события, во всяком случае так бывает далеко не всегда. И несмотря на то что в общем и целом мы трактуем все неустранимые сомнения в пользу стороны в отношение которой ведется данное исследование, оценки стороны для нас не являются предметом доказательства или исследования. Поэтому если возникает вопрос верить равнозначным сообщениям, например, украинских или российских официальных властей мы будем верить именно сообщениям украинских.
Но в данном случае мы получаем лишь предположение о том, что «вооруженные силы России обстреляли» нечто такое что можно (или нельзя!) отнести (или относить!) к категории «представляющей угрозу для гражданского населения живущего в другом государстве атаки». Это конечно уже «теплее» но все-таки не дает однозначного ответа на вопрос: представляла ли такая атака угрозу именно для гражданского населения (живущего в Украине). Итак, данное опровержение увязывает воедино следующие элементы пункта декларации: атаку (в форме обстрела) вооруженные силы (в форме министерства обороны) и «угрозу в другом государстве» (территория Украины). Но где доказательства о том, что этот обстрел (который то ли был, то ли не был) представлял угрозу именно «гражданскому населению» Украины? Можно конечно порассуждать логически и седлать надежные выводы на этот счет. Но мы поступим иначе. Дело в том что россиянин снял видео обстрела Украины ''Градами'' с российской территории. По реакции которую мы реально видим в данном сообщении мы можем сделать выводы и заключение о надежности и достоверности и источника и информационного факта. Он надежно связывает воедино и вооруженные силы, и факт атаки, и ее угрозу именно гражданскому населению Украины, то есть другого для России государства. Но такие события, как известно не только фиксируются частными лицами. По ним имеется и вполне официальная позиция украинских властей. В частности МИД Украины потребовал усилить давление на Россию после обстрелов Донбасса ВСУ. Тут уже очевидно речь не идет ни о «наемниках», ни о «фсб», а идет разговор об обстрелах совершаемых именно вооруженными силами в направлении территории Донбасса. И аналогичные случаи даже только по одной Украине не являются единичными.
Делать вывод о соответствии четвертому пункту Декларации можно на основании даже одной атаки. Мы имеем системный террор в отношение Украины, но не только ее. Мы разумеется располагаем и сведениями и других событиях, подпадающих под определение настоящего пункта: появилось видео обстрела Сирии с российских кораблей. Эту информацию никто и не думает скрывать или опровергать, в отличие от фактов обстрела украинской территории. А между тем она тоже представляет собой факт «атаки вооруженных сил в отношение целей, что представляет угрозу для гражданского населения живущего в другом государстве».
Итак, исходная формулировка пункта требует, что бы:
1. атака осуществлялась вооруженными силами;
2. в отношение любых целей;
3. она должна представлять угрозу для гражданского населения живущего в другом государстве.
Проще говоря если вооруженные силы Марса выберут в качестве цели атаки один из лунных кратеров и это будет представлять угрозу для гражданского населения, например, Руанды,
то тогда данная атака будет соответствовать определению, данному этим пунктом. То есть не важно где находятся атакованные цели и что они из себя представляют, важно что бы сама атака этих целей представляла указанную в пункте Декларации угрозу. Имеем ли мы соответствие установленных фактов юридическому определению? Вооруженные силы доказанно и установленно атаковали различные цели в частности в Украине и Сирии, что и привело к созданию очевидной угрозы для гражданского населения этих стран. На этом основании мы можем сделать итоговый вывод о соответствии России как государства положению четвертого пункта Декларации. И теперь мы можем изучить те меры и средства маскировки, которые принимались путинским режимом в целях создания видимости неучастия российской армии в тех из обозначенных выше акциях где они не оказались «пойманы за руку». Или по этому пункту тоже можно что-то добавить?
Расскажите.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Провал в вопросе о доставке ядерного оружия с точки зрения деятельности нашей команды – несомненно обескураживает. Хотя нельзя сказать, что обескураживает сам факт отсутствия такого доказательства: во-первых, «не доказали» это не означает «не было» а во-вторых все-таки – последствия доказательства, не окажутся ли они весьма тяжелыми. И в-третьих, наконец сам факт недоказанности общего формата дает некий маневр для каких-то переговоров – в том числе и по вопросам прекращения ДРУГИХ действий, подпадающих под список изложенный в Декларации. В конце концов наша задача всегда была не «наблюдать проблему в прямом эфире», а напротив, как раз-таки – решать ее.
Итак, третий пункт Декларации формулируется как «военные маневры и учения, проводящиеся вблизи границ другого государства и представляющие угрозу его независимости и территориальной целостности». То есть должны проводиться не просто маневры, а именно маневры вблизи границ другого государства, и эти маневры должны не просто проводиться, а проводиться, представляя угрозу независимости и территориальной целостности. И несмотря на то что мы не спорим с формальными определениями формулировок документа, существуют обстоятельства. Которые если и не подпадают под них строго, но создают необходимый фон понимания их правильного применения.
Рассматривая вопрос о «военных учениях и маневрах, проводимых вблизи границ другого государства и представляющих» ему «угрозу» мы не имеем права исключить из этого рассмотрения один вопрос который на первый взгляд строго формально не подпадает под определение Декларации. Речь идет об учениях на полигоне Цугол летом 2013 года. Этот полигон создан в 1951 году в 200 км от границы с Китаем. Определимся: для расстояний в отношение Китая – 200 километров это разумеется «вблизи». Очевидно, что учения на полигоне Цугол не представляло никакой угрозы для Китая. В то же время вопрос об учениях на полигоне Цугол в контексте угрозы другим странам рассматривался. Отразим это ниже:
1. Чуткое ухо натренированного читателя, знакомого с деталями последних событий сразу уловит знакомое слово. И свяжет все воедино. Да, буряты воевали в Украине. Между прочим - и чеченцы тоже. Еще раз глянем на картинки: под номером 1 - форсирование водной преграды (картина сравнительно мирная, без разрывов снарядов); под номером 2 - боевые действия на фоне гор;
2. Все было готово к тому: национальный командный центр развернут; требования к здоровью призывников - понижены; провокации в Москве проведены; учения на Цуголе проведены - с форсированием рек и боями в горах;
3. Путин готовился к войне на Цуголе и ранее;
4. 13 июля 2013 года на полигоне Цугол начинаются самые масштабные в истории России учения, завершившиеся 17 июля. За их ходом наблюдал лично президент и верховный главнокомандующий Путин;
5. произошло по меньшей мере два примечательных события: была введена новая система медицинского освидетельствования призывников в российскую армию и прошли учения на полигоне Цугол.
Итак, сделав все это необходимое предуведомление, мы указываем на тот факт, что в вопросах, связанных с военными учениями в частности маскировка предусмотрена всеми военными наставлениями, инструкциями и уставами. В то же время мы указываем на необходимость строгого соответствия реальной ситуации требованиям положений Декларации в целях доказательства данного пункта в правовом поле и на уровне именно юридического документа.
С 24 августа в соответствии с планом подготовки Вооруженных Сил Российской Федерации проводится масштабное специальное учение по всестороннему обеспечению группировки войск (сил) . Речь идет о том что в 2015 году Российская армия начала масштабные учения в шести регионах. Это было с 24 по 29 августа. Но самые необычные учения или маневры, о которых мы имеем информацию – это учения проходившие в мае 2016 года. Об этом мы сообщали: РФ готовилась к броску в мае 2016 года, причем именно тогдашли внезапные учения в том числе артиллерийских частей, в том числе сил по развертыванию полевых концлагерей для интернированных литовцев и поляков.
Итак, все это фон, необходимый для более полного истолкования реальности в соответствие с нормативами юридического документа. Но каковы же факты на основе которых только и допустимо любое доказательство? Факты таковы: начались масштабные учения авиации Южного военного округа, в которых участвуют около ста вертолетов и самолетов, говорится в сообщении Министерства обороны России. Учения будут проводиться в Ростовской области, Краснодарском крае и в Крыму.
Что мы видим в этом сообщении?
Прежде всего Россия проводит учения. Маневры – это мероприятия боевой учебы, представляющие собой решение войсками задач на местности в условиях, наиболее приближённых к боевым. Крупные двусторонние военные учения называют манёврами (в обычной речи манёврами могут называть любые военные учения). Таким образом И учения И маневры представляют собой фактически один и тот же термин, несмотря на разведение их в формулировке пункта Декларации. В любом случае маневры как форма передвижения войсками явно осуществлялись: самолеты маневрировали на основании сообщения источника С ОДНОЙ ИЗ ПЛОЩАДОК НА ДРУГУЮ. Мы так же доложены установить проводились ли данные маневры «вблизи» границ другого государства? Здесь нет сомнений: они проводились не только вблизи, но даже внутри границ другого государства – в данном случае речь конечно идет об Украине. В то же время данные маневры проводились вблизи например от границ такого государства как Турция, и рядя других. В этом контексте фактически преюдиционную силу представляют материалы уже проведенного нами ранее расследования, по которому приняты необходимые санкционыне меры. Отметим их: из 16 стран жертвами агрессивных действий или угрожающей риторики стали 13. То есть мы имеем право указывать на тот факт, что данные учения не только проводились «вблизи» от границ государств (а точнее отчасти даже внутри их, чем самым уже осуществляя данное действие) но и проводились именно в формате, без малейших сомнений представляющем угрозу независимости и территориальной целостности. Не просто угрожая этой самой целостности, но наглейшим образом ее попирая.
Учения, маневры – это конечно и передислокации войск, в том числе с учебными целями, в том числе с целями замаскированными под «благородные» (это делается практически всегда и всеми армиями, как мы и отметили уже ранее, и определяется не по заявлениям заинтересованных лиц, а по сообщениям оппонентов и реальной оценке перспектив развития ситуации) мотивы и/или цели. Мы видим в частности в 2018 году что передислокация российских войск вдоль украинской границы связана с проходящими в РФ военными учениями. Мы понимаем что данные передислкации представляют несомненную опасность для Украины. Это отмечаем не только мы: Украина обвинила Россию в очередном сосредоточении войск в районе государственной границы страны. С таким заявлением выступил спикер Минобороны Украины Дмитрий Гуцуляк, который поведал, что под видом учений Россия якобы перебрасывает к границе с Украиной войска вместе с системами залпового огня. Такие заявления делались украинской стороно неоднократно, в частности: Российское военно-политическое руководство увеличивает количество войск ВС РФ неподалеку от границ с Украиной. То есть фактически одну и ту же позицию официальных украинских властей транслируют и украинские и российские источники. Более того, официальные источники в самой России называют в подтверждение ранее сделанных наших утверждений факт сосредоточения войск не только у границ с Украиной: В Западном военном округе (ЗВО) России, который находится у границ Украины, Беларуси, Латвии, Эстонии и Финляндии, начались военные учения. Об этом информирует "Интерфакс" со ссылкой на пресс-службу ЗВО.
Имеем ли мы право верить официальным версиям этих и других учений? Ответ в этом смысле – совершенно очевиден. Но даже если поверить в оправдания российский властей относительно «благородных» целей, которые называются всеми военными прежде всего ради маскировки, объективные последствия угрожающих действий связанных с действиями российских войск в том числе и в отношение маневров иностранных вооруженных сил иностранных государств явно угрожают другим странам именно объективно, а не субъективно: по данным норвежского ведомства, сбои фиксировались с 16 октября по 7 ноября якобы из-за действий российских военных в заполярном районе Кольского полуострова. Отмечается, что сбои в работе GPS не привели к авариям. Российские войска так же обвиняют в обстрелах украинских локаций и прочих действиях аналогичного характера. В то же время за последние 25 лет нам неизвестны аналогичные обвинения в адрес иностранных вооруженных сил со стороны российских военных.
Итак, Россия проводит военные маневры и учения, вблизи и даже внутри границ Украины и других государств, которые явно и демонстративно не только представляют угрозу его территориальной целостности и независимости, но и наглым образом попирают сам этот международный принцип. Итак, подводя итоги, на основании указанной информации мы приходим к выводу о соответствии России как государства положению третьего пункта Декларации. На этот раз не требуется никаких дополнительных данных, и мы вполне можем переходить к изучению следующих пунктов Декларации. Или есть основания или смысл что-то дополнить?
Подскажите.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Мы достаточно давно и достаточно внятно обозначили свою позицию по ведущимся путиным переговорам с Японией по мирному договору. В то же время проблема северных территорий обостряется как говорится не по дням, а по часам. Мир – это конечно всегда хорошо, только не тогда когда один из партнеров собирается «кинуть» другого. Такой «мир» что называется «не стоит и бумаги». Это не мир – а притворство. Особенно на фоне того, что путин ради постройки АЭС в Бангладеш, Турции, Иране и других, как говорили при совке «чернозадиях» выворачивает карманы россиян на сумму равную примерно $ 100 млрд. Как говорится: зачем тебе еще и японские инвестиции, Ирод? Не в коня корм. То есть сегодня на фоне профицита бюджета (и все более явно обозначающихся приоритетах его использования) то о чем мы говорили в декабре 2016 года выглядит особенно явным «кидаловым»: от денег бюджет мягко говоря и так захлебывается. А карманы населения выворачиваются до откровенной уже нищеты.
И вот на этом замечательном фоне Шнуровский пеняет Стрелкову на то что он как то «неправильно» борется с возвратом Курил. Борется он и правда «неправильно». И как то даже не особенно своевременно. Или как раз таки – наоборот? А может он просто перестроился по дующий ветер, как и Мюридка (Мюрид)? Ну так Мюрид – «МИДовец», а Стрелков – откровенный «сапог», «силовик».
Стрелков не хочет отдачи курил сейчас потому что этим он фактически защищает путина от обвинения в сепаратизме – «преступлении» придуманном путинскими думаками для украинцев в конце 2013 под планируемую агрессию и аннексию как минимум половины Украины. Ведь если путин Стрелкова слушать не будет - он будет уголовным преступником по им же подписанному «закону». Но можем ли мы судить путина по его же собственным недопустимым законам? Конечно же – это утверждение было бы абсурдным само по себе: путь они там сами в свои «законы» играются. Мы можем здесь лишь повториться: если вы признаете путинское «ОСАГО» - вы признаете и его «пенсионную реформу», если соглашаетесь с путинской практикой «административных арестов» - даете ему и карт бланш для новых акцизов на топливо, если разрешаете «запрещать продажу сигарет подросткам» - даете ему и право на любого размера повышение чего угодно: НДС, поборов, «платонов», «капремонтов», на введение «налогов на собак», на грибы ягоды и «платную рыбалку».
Впрочем, мы о Японии, о Курилах, о Стрелкове, путине и о сепаратизме. Так вот: следует ли сегодня при том законе, который сам путин себе и придумал обсуждать вопрос о передачи Курил не просто в той интерпретации, но еще и в той парадигме что предлагает японцам Путин? Принадлежность Курил сегодня очевидна и не надо ссылаться на итоги войны между преступными режимами. Поэтому то и вопрос должен ставиться иначе. Но это не должно делаться в условиях современных законов. А настаиваем ли мы сегодня на отмене статьи «за сепаратизм»? Разумеется, если и да, то исключительно в рамках пакетной отмены ВСЕХ недопустимых законов. А пока для нас эта статья весьма полезна.
Но что же тогда получается? Декларирующий свою «преданность» путину Шнуровский предлагает Стрелкову отказаться от борьбы против передачи двух островов. Или же Шнуровский солидарен с необходимостью передачи всех спорных территорий, или же желает перекрыть возможность для всех подсказать путину незаконность его действий? Или как это еще объяснить?
Расскажите.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Итак, мы подошли к самому сложному – и по фактуре, и по оценкам наших читателей (самоубийца у нас - все таки Сережа Миронов, предлагающий вечно переть с голыми руками на танк. Мы же за сбережение своих сторонников и наращивание их сил) пункту женевской Декларации – о размещении ядерного оружия на территориях других стран. Полностью он формулируется следующим образом: «доставка государством ядерного оружия на территорию других государств, в их территориальные воды или в международные воды.»
Итак – не размещение, а именно доставка. Но с нашей точки зрения тут трактовка однозначная: размещение представляет собой этап, СЛЕДУЮЩИЙ за доставкой. В то же время, если «доставлено» размещенное на территории иного государства не данным режимом – мы не можем считать пункт исполненным в его юридической точности.
Таким образом размещение мы можем признать «доставкой», только в случае если «размещение» (нахождение, установка, развертывание) ВЫЗВАНО «доставкой», явилось РЕЗУЛЬТАТОМ этого действия. То есть если доставка не осуществлялась, а размещение (установка, развертывание) произошло мы не имеем права признавать соответствия действия требованиям настоящего пункта.
Рассмотрим например комментарий читателя: Карибский кризис ))) это северный банстустан грозит "карибским кризисом", а... что... савеццкие ракеты опять на кубу завезли? Будем ли мы иметь право относить такое действие к понятию «доставка» или нет? Очевидно что да – «завезли» и обозначает «доставили». А если бы было сказано «ракеты обнаружили»? В такой трактовке мы бы не имели право считать пункт доказанным. И так далее. Разобравшись с понятием доставки перейдем к следующему моменту: совершенно очевидно, что сообщения об этом могут быть как и сообщения о любом другом событии надежными или нет. При этом сообщения бывают официальными и официозными, информационными и фактическими. Этот вопрос мы тоже будем обязаны учитывать в оценке соотношения исполнения пункта реальной ситуации с вопросом о «доставке» государством ядерного оружия.
Очень важно в определении слово «государство», «государством». То есть доставка должна осуществляться не какими-либо частными лицами, а именно государством. Всвязи с санкциями это понятие сегодня читается весьма широко, но в любом случае не полностью расширительно: если ядерное оружие доставлено куда-то «поваром путина» мы не будем иметь права говорить о «доставке государством». А вот если оно окажется финансируемым, например, банком с большим государственным участием – это позволит обсуждать вопрос о допустимости отнесения. И наконец вопрос о том какое именно оружие государством должно быть доставлено: это не ОМП вообще. Речь идет только о ядерном, и ни о каком ином оружии. То есть мы не можем отнести к данному пункту положения о например химических атаках (дело Скрипалей, «сирийское досье»). В то же время как открытый вопрос может подниматься вопрос о трактовке оружия в целом: является ли, например, фактом «доставки ядерного оружия» так называемое «дело Литвиненко».
Итак, лишь четкое соответствие, основанное на надежных источниках и их правильной интерпретации, позволит нам дать ответ на вопрос – соответствует ли путинский режим правилам установленным вторым пунктом Декларации о признании террористическим государством или нет.
Наш комментатор, разбирая пункты Декларации ставит по второму из них – как раз рассматриваемому нами – не просто «минус». Он указывает целое аж «пока нет»! Он убежден: «пока» фактов «доставки государством ядерного оружия» на территорию других государств «нет». В то же время комментатор у Мюрида пишет: председатель военного комитета НАТО сообщил о размещении МБР в Крыму, и по ракетно-ядерной программе КНДР тоже есть вопросы.
Итак на основании доступной нам информации мы обязаны рассмотреть три «кейса» связанных с вопросом о «доставке ядерного оружия на территории других государств»: это дело Литвиненко, дело о МБР в Крыму, и дело о ракетно – ядерной программе КНДР. «Дело Литвиненко» мы рассмотрим с двух точек зрения: формальной и сущностной. С сущностной точки зрения отметим, что компетентными британскими властями за весь период с момента отравления Литвиненко обвинений в адрес путинского режима в «доставке государством ядерного оружия» на территорию Британии НЕ ВЫДВИГАЛОСЬ. Официальная позиция британских властей – здесь по сути является исчерпывающей, и все же посмотрим на это дело со стороны формы. Безусловно полоний на территорию Британии был «доставлен». Однако не было конкретных указаний на доставку именно «государством». Кроме этого полоний являясь возможно (это вопрос к экспертам) компонентом ЯО сам по себе таковым не является. Из этого формального определения нам лишь остается согласиться с позицией властей Британии что бы отвести «дело Литвиненко», как повод для установления факта «доставки ядерного оружия».
С вопросом о ракетно – ядерной программе КНДР дело обстоит иным образом. Прежде всего – мы не обнаружили в интернете конкретных заявлений на которые ссылается комментатор у Мюрида. ПО КНДР таких заявлений попросту нет. Кроме того даже строго формально РФ если что и доставляет в КНДР по каким то «программам» - то специалистов и материалы, а не «ядерное оружие» в трактовке Декларации. Но что делать с этим «заявлением председателя военного комитета НАТО, которого попросту «нет»? Факт информационной ситуации вокруг этого заявления состоит в том что судя по всему такое заявление «придумано»: в источниках мы нашли лишь фразу о том что он «отметил, что Россия наращивает свое военное присутствие, и упомянул о предполагаемом размещении в Калининграде и Крыму межконтинентальных баллистических ракет, способных нести ядерное оружие.» То есть максимум что мы имеем незакавыченную ссылку (даже не в форме цитаты) на слова «председателя военного комитета НАТО» в переводе ИноСМИ из некоей американской газеты да еще и не первой величины. Имеем ли мы право использовать данный источник в качестве надежного? Нет, не имеем. Таким образом подтверждений относительно ракетно - ядерной программы КНДР нам обнаружить не удалось вообще, а заявление «по Крыму» является отдельным вопросом, который нам и предстоит рассмотреть в завершении исследования всех доступных материалов относительно «доставки ядерного оружия».
Рассматривая вопрос о доставке Россией ядерного оружия в Крым следует заметить, что обсуждать государственную принадлежность Крыма мы не будем. Это является международной правовой константой, а, следовательно, к доставке, размещению государством ядерного оружия в Крыму для России неизбежно будет относиться положение о территории других (для России) государств, их территориальных водах. Вопрос о доставке ядерного оружия «в международные воды» должен подлежать отдельному рассмотрению. Таким образом нам следует рассмотреть последний вопрос – о «доставке государством (Россия) ядерного оружия в Крым (на территорию Украины)». Если мы установим факт доставки ядерного оружия в Крым мы будем иметь основания для заявления об соответствии реальности положениям второго пункта Декларации.
В своей ранней публикации, посвященной вопросу размещения ЯО в Крыму мы были вынуждены отметить: МИД России опроверг наличие ядерного оружия в Крыму. И мы обязаны принять во внимание данную информацию. Но имеем ли мы право принять ее как надежную? Спорить воистину невозможно: и Лавров, и Захарова, и весь их МИДок – патентованные оберлжецы, которых миллионы раз ловили на отборном вранье. И все же поставить под сомнение их слова в данном опровержении – означает поставить под сомнение по принципу прецедента всю нашу собственную методику, основанную на формальном отношении к любой информации любого источника по принципу надежности, а не достоверности. Надежен ли по этому критерию такой источник как «заявление МИД»? О, да.
Ибо, сделав любое обратное утверждение – мы немедленно даем повод и основание любому принимать во внимание формальные высказывания по типу тех которые уже сделал по нашему материалу Сергей Миронов в качестве позволяющих вносить сомнение в итоги фактического исследования. Касаясь использования заявления МИД в качестве источника, который мы оказались в праве классифицировать для целей нашего исследования как надежный, следует заметить и тот факт, что используемое нами заявление опровергает именно предположения должностных лиц Украины. Если бы МИД вел речь о фактах, или о заявлениях по ним – можно было бы спорить и сопоставлять «факты против фактов», или «слово против слова».
Здесь же однозначно имеем ситуацию «слово против предположения». Слово в данном случае «перевешивает». Мы не имеем подтвержденных фактов «доставки ядерного оружия» на территорию Крыма. Мы не имеем данных о подтверждении «заявления председателя военного комитета НАТО». Мы имеем официальное опровержение МИД РФ хотя и официальных, но предположительных заявлений украинской стороны. Таким образом по совокупности данных и после их надлежащей публичной оценки мы вынуждены прийти к заключению о недостоверности размещаемой информации о доставке российского ядерного оружия на украинскую территорию. Эти данные нам доказать не удалось.
Рассматривая в свете соответствия объективной реальности определению пункта второго Декларации, мы приходим к следующей констатации:
1. британское правительство не обвиняло Россию в доставке ядерного оружия на территорию Британии по «делу Литвиненко»;
2. доставка ядерного оружия на территорию КНДР в ходе исследования своего подтверждения не нашла;
3. ни заявление председателя военного комитета НАТО, ни высказывания официальных лиц Украины относительно фактов размещения ЯО в Украине, на территории оккупированного Крыма доказать надежными данными не удалось, более того нет оснований игнорировать по данному вопросу официальное опровержение российского МИД.
Таким образом ни по одному из трех предположений о доставке Россией ядерного оружия на территорию других стран, или в их территориальные воды обнаружить надежных свидетельств нам не удалось. О каких либо заявлениях, касающихся доставки Россией ядерного оружия в международные воды нам в настоящее время тоже ничего неизвестно. На основании указанной информации мы приходим к выводу о несоответствии России как государства положению второго пункта Декларации. Но может быть мы что то упустили или пропустили и у наших читателей есть по этому поводу какие бы то ни было дополнения? В любом случае они будут изложены вами в комментариях, а мы несмотря на исход расследования по второму пункту обязаны изучить все остальные последующие данные. Или это полностью безнадежно?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Ну что же, друзья: плач и вой, стон и вопль. Трудно делать дело, когда видишь, что ты в тех рамках, которые готовы его просто похоронить. Но делать нечего: закон суров, но это закон. К кому бы он не был суровым. И мы не можем перепрыгнуть с первого пункта женевской Декларации сразу на последний или какой-то еще на наше усмотрение. Второй пункт в праве и обычной логике следует за первым, а стало быть мы обязаны строго следовать установленному документом порядку, чего бы нам это не стоило, чем бы не грозило, к каким бы последствиям, перспективам и результатом оно не вело. Это пункт о размещении ядерного оружия. Что бы еще немножечко оттянуть время, прежде чем перейти к пункту, который способен похоронить всю нашу уже начатую, и сделать бессмысленной всю будущую работу по террористическому вопросу, заметим один технический для вас момент:
в последнее время появляется мнение некоторых наших коллег которое не хотелось бы заведомо игнорировать, касающиеся того факта что так как ведем блог мы мало кто ведет блоги в ЖЖ. С одной стороны – это достаточно легко воспринимать в качестве комплимента: уникальность и все такое. Дугой стороны – наш блог конечно же уникален не формой, а именно содержанием и его влиянием на происходящие события: кому надо наш блог читают. Но вот в чем дело – предложение этих отдельных наших уважаемых коллег сводится к вопросу сугубо формальному – даже техническому: дескать мы «не делаем интервал между абзацами». Казалось бы,: кому и какое дело. Но раз мнение возникло мы не имеем оснований сделать вид что его нет и отказаться от реагирования. В то же время — это, наверное, приведет к тому что нашим читателям придется затрачивать на чтение каждого материала и блога в целом – значительно больше времени, а размер материала по фактическому объему придется сокращать. Да и ладно когда материал небольшой. А если что нибудь объемное вроде «Путинский режим: террорист или нет? Часть 4.» или «Путинский режим: террорист или нет? Часть 5.»?! Мы и так то не всегда в одну «прокрутку» текст укладываем, а тут сколько вам времени придется потратить на перелистывание?! Впрочем все же возможно действительно такое замечание способно показаться для вас справедливым и нам действительно следует его принять «на вооружение», однако все же очень хотелось бы уточнить – неужели для вас есть хотя бы малейшая разница в каком именно виде читать публикуемые нами тексты? Если вы готовы тратить на них больше времени при меньшем объеме информации, на самое чтение, на «лишние» прокрутки мыши и вам его нисколько не жалко, дело ваше – дайте об этом конечно знать. Но целые сутки в году, из года в год крутить мышку впустую, как вас заставляют авторы других блогов – вы бы у нас точно хотели? Мы – правый и консервативный блог и конечно сравнивать наш формат публикаций (это преимущественно именно одна публикация в сутки) с темпами, например, у Мюрида бессмысленно, но каждый «отбитый» строчкой абзац – лишние секунды вашего времени и скажем по нашим самым скромным подсчетам только «белое поле» его читатели лицезрят как минимум около 12 часов в год. Плюс еще минимум столько же не абсолютно бесполезное вращение колесика мыши. Умножив на численность его аудитории – получаем приличные потери времени. Однако конечно если же вы готовы менять свое время на обозначенные нам сомнительные удобства – пожалуйста дайте об этом знать. Мы обязательно примем все необходимые для изменения этой ситуации меры. Вздохнув и переведя дух, мы вернемся к теме, ради которой и начали эту публикацию – к вопросу о втором пункте женевской декларации. О ядерном оружии. И дело – серьезное: Наш читатель не ставит плюса. Он не ставит даже минуса. Он высказывается в два слова, в 7 букв: пока нет. Мы считаем, что он бы очень хотел, чтобы путинский режим на основании нашего исследования был признан террористическим. Но он по всем пунктам ставит ему плюсы, а по второму пишет – «пока нет». Может быть он ошибается?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Постепенно подходя к второму пункту женевской Декларации мы видим что независимо от итогов его рассмотрения работу придется проделать до конца. И в этом смысле надо подвести итоги первых двух частей работы по пункту первому. Что же мы видим, подводя итоги по первому пункту Декларации? На что следует обратить особое внимание?
Прежде всего позиция наших читателей. Ваш долг критиковать любые наши нестыковки. Вопрос слишком серьезен. Может быть путинский режим окажется подпадающим под все пункту Декларации. Может быть нет. Свое дело мы сделаем полностью, добросовестно и хорошо, качественно, чего бы нам это не стоило к какому бы результату это не привело. Но если вы сделаете вид что ничего не происходит, если не проявите позицию – у нас будут основания и повод «умыть руки»: мы определили соответствие фактов трактовкам документа, НО ВЫ ТО ГДЕ БЫЛИ?
Что же, сделав эти необходимые предуведомления мы имеем право и должны отметить что нами установлено следующее:
1. Соответствие реальных фактов определениям элементов первого пункта Декларации установлено как минимум в СЕМИ случаях из десяти;
2. В остальных трех случаях доказательство или не требовалось, или было формальным или выводилось на основе общих или общеизвестных положений.
Прежде чем перейти к итоговым выводам, еще раз покажем где именно как и какие соответствия оказались доказанными, а где и какие в той или иной мере что называется «приняты на веру». Итак по пунктам: «наблюдение», «разгон собраний», «контроль за новостями», «пытки», «избиения», «массовые аресты», «убийства» соответствие реальных ситуаций элементам пункта декларации доказано надежно и однозначно.
Вызвавшие сомнения такие элементы пункта как «ложные аресты», «фальсификации обвинений» и «показательный суд» (рассмотренный в материалах в единственном числе) мы, несмотря на их формальную подверженность имеем право и обязаны исключить из числа принимаемых доказательств. Не говоря уже о том что часть из них носит оттенок предположительного, «вероятностного», на чем хотя и настаивает наш читатель но мы согласиться не можем. Виктору Богдановичу мы здесь к сожалению, можем ответить лишь словами Владимира Семеновича: «цвет должен быть если красный — так красный, желтый — так желтый, без всяких чудес». Dura lex, sed lex. Проще говоря даже ради высоких целей борьбы с путинским режимом мы не имеем право поступать как сам путинский режим, например фальсифицируя обвинения, подгоняя что либо под заведомо заданный ответ. Мы не террористы, а антитеррористы. И если мы как соль антитеррора потеряем силу, что сделает нас соленым?
Несмотря на это наличие совпадения семи из десяти элементов дает нам повод и основания считать данный пункт доказанным в целом с крайне высокой долей надежности, с опорой на неопровержимые, допустимые и независимые источники.
Из этого следует что мы имеем право заключить: путинский режим ИСПОЛЬЗУЕТ практики полицейского государства, направленные против своих граждан и по данному пункту подпадает под определение Декларации. Но может быть есть какие-то аргументы, свидетельствующие и в его пользу, даже если это будет во вред расследованию и обесценит любой объем нашей работы?
Поделитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Мы уже рассмотрели первые пять элементов пункта первого женевской Декларации, придя к выводу о том, что путинский режим осуществляет такие практики полицейского государства, направленные против своих граждан, как наблюдение, разгон собраний, контроль за новостями, избиения и пытки, установив на основе надежных и заслуживающих доверия источников тот факт что как минимум половине элементов первого пункта Декларации путинский режим соответствует. Однако для признания соответствия первому пункту, полностью, нам необходимо признать соответствие как минимум более чем половины (квалифицированное большинство) его элементов реальности. В прошлом же материале мы установили соответствие пяти из десяти. То есть для надежности отнесения путинского режима к правилам обозначенным первым пунктом Декларации нам надо надежно установить как минимум еще одно, а лучше – не менее двух соответствий реальных событий элементам пункта. К таковым относятся такие практики полицейского государства, направленные против своих граждан как: ложные аресты, массовые аресты, фальсифицированные обвинения, показательные суды, убийства. Если мы установим, что как минимум еще один элемент данного пункта выполняется мы будем иметь право обсуждать вопрос о полном соответствии реальной ситуации юридическому описанию, установленному пунктом Декларации.
Мы не нашли доступной для нас информации, касающейся такого понятия как «ложные аресты». Это может быть вызвано объективными или субъективными причинами, но в данном случае это не имеет значения: раз в нашем исследовании этих данных не оказалось мы можем пренебречь их существованием как объективно состоявшимся. Далее мы так же будем использовать этот принцип. То есть если мы не нашли чего-то, и наши читатели не сумели дополнить весомым образом материалы нашей публикации мы будем считать, что данный материал оказался для нас недоступным в силу его фактического отсутствия, независимо от того существует ли он объективно в природе или не существует.
Итак в силу отсутствия других данных мы рассмотрим понятие ложного ареста следующим образом: раз декларация определяет необходимость такого действия для соответствующей квалификации и с учетом того что у нас нет конкретных знаний относительно определения понятия «ложный арест», способных стать весомым доказательством таких действий в реальности мы остановимся на определении данной дефиниции на основе имеющихся информационных источников и собственных знаний, опыта и убеждений. Мы для целей нашей работы будем полагать что ложный арест представляет собой арест на основании ложных сообщений или ложных показаний, в трактовке уголовного кодекса РФ независимо от последствий таких показаний или сообщений. Кроме этого для точного соответствия дефиниции Декларации мы используем реально имевшее место в информационном пространстве сообщение о «ложном аресте» следующего характера: пристава будут судить за ложный арест имущества. То есть строго формально в России признается наличие практики «ложного ареста». Хотя судя по всему данные дефиниции совпадают лишь исключительно по формальным признакам и наверняка Декларация толкует другое, но мы видим однозначную практику «ложного ареста», которая не только существует но и осуждается в России. Исходя из этого и опираясь на собственный опыт мы можем сказать что в России сегодня НЕСОМНЕННО присутствуют факты арестов, основанных на ложных показаниях и сообщениях. И несмотря на то что данный факт мы не можем считать надежно доказанным, мы примем в расчет данный факт по совокупности обстоятельств, как реальный для объективной действительности существующей в настоящее время в РФ. Таким образом несмотря на то что у нас нет адекватных данных позволяющих судить о практике ложных арестов в трактовке женевской Декларации, мы можем сделать вывод о том что «ложные аресты» которые могут являться частью полицейской практики путинского государства происходящей в трактовке рассматриваемой Декларации способны иметь место, и хотя не являются надлежаще доказанными именно в данной трактовке, все же могут быть составной частью общей практики данного рода «по умолчанию».
Отчетливо осознавая и отдавая себе отчет в явной спорности утверждения о наличии в России такой полицейской практики как «ложные аресты» мы несомненно имеем право утверждать наличие арестов массовых в трактовке настоящей декларации. К ним следует относить например такие как массовые аресты в Сочи о которых сообщает лояльный российский блоггер Варламов. Практика массовых арестов в России подтверждается так же и другими источниками. Здесь к сведению следует так же отметить что упоминаемые в материале члены организации не совершали никаких преступлений или правонарушений согласно законам Украины фактической юрисдикции они в настоящее время подлежат. То есть осуществляются не просто массовые аресты, а массовые аресты на основании принципа «обратной силы закона», в нарушение целого ряда других правовых норм, в том числе признанных РФ не национальном и международном уровнях. Таким образом мы можем с полной определенностью считать подтвержденными такую полицейскую практику направленную против граждан, в том числе и граждан другой страны, не нарушающих законов собственной страны как «массовые аресты», что на основе приведенных материалов являются полицейской практикой путинского государства доказанной с неопровержимой надежностью.
Здесь можно подвести предварительный итог: мы с неотвратимой надежностью сумели доказать ШЕСТЬ из десяти элементов первого пункта Декларации из семи уже рассмотренных. И остальные три мы можем считать рассматриваемыми фактически факультативно. В то же время в целях наиболее надежного расследования и придания большей весомости материалу мы полагали что данная работа должна быть осуществлена без изъятий. Тем более что по одному из элементов мы все-таки не смогли найти соответствующих весомых доказательств, а стало бы тем более данная работа должна быть осуществлена полностью и завершена целиком.
Следующим элементом доказательства соответствия путинского режима определению террористического станет установление вопрос о том, использует ли данный режим фальсифицированные обвинения. Прежде всего мы убеждены что, да, использует. Опыт показывает, что такие обвинения выдвигаются необоснованно по самым разным поводам. Начиная с 1999 года, когда на наш взгляд сфальсифицированные обвинения выдвигались в адрес всего чеченского народа по поводу якобы совершенных им взрывов домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, до абсолютно фальшивых обвинений в деле об убийстве Бориса Немцова. Причем обвинения в фальсификациях есть не только со стороны сочувствующей чеченскому народу. Обвинения в фальсификациях предъявлялись и по делам Буданова, Ульмана, ряда других военнослужащих. Фальсификации обвинений подозревались так же в «деле Беслана», «деле Норд – оста» и ряде других. С нашей точки зрения, и мы знаем это по собственному опыту мы считаем полностью сфальсифицированным, и это наша твердая и однозначная позиция, основанная на фактах и формирующая убеждение, а потому не требующая дополнительных источников или доказательств, так называемое «дело флага» (дело 11 марта 2014 года). Кратко напомним его фабулу: фигуранты данного дела были обвинены в «оскорблении чувств ветеранов» фактом вывешивания флага ФРГ на здании УФСБ РФ по Калининградской области. Первоначально им выдвигалось обвинение в «сепаратизме». Дело частично развалилось даже в вполне официальном региональном суде новой инстанции. Таким образом для себя мы считаем факт наличия фальсифицированных обвинений, как минимум выносимых в 2014 – 2015 годах в адрес участников «дела флага» несомненно доказанными. С учетом обозначенных выше фактов по этому делу, относящихся к другим пунктам исследования, связанных с фальсификациями обвинений, мы имеем все основания утверждать что «фальсификации обвинений», являются однозначно используемой полицейской практикой путинского государства. Этот элемент первого пункта мы полагаем не просто несомненно доказанным, но в силу наших собственных знаний, данных и опыта, даже не нуждающихся в каких-либо доказательствах. Таким образом путинское государство ПРИМЕНЯЕТ полицейскую практику фальсифицированных обвинений.
Общепринятая трактовка понятия «показательный суд» звучит следующим образом: фарс, судебный спектакль, инсценировка суда, бутафорский суд, судилище — открытый судебный процесс, обычно над политическими оппонентами, в котором виновность обвиняемых предрешена до начала процесса и от них ожидается публичное покаяние. Осуществляются ли, реализуются такие полицейские практики в России? Ответ здесь напрямую вытекает из определения, требующего для установления использования показательного суда такой обязательной практики как «ожидание публичного покаяния». Именно данный аспект отличает любой обычный, пусть даже заведомо предвзятый суд от полицейской практики судебной расправы в форме суда показательного.
Имели ли место быть подобные факты в путинской России? Установленное наличие хотя бы одного из них даст нам хотя и формальное, но полностью строгое основание утверждать о наличии показательных судов в РФ. Отсутствие этого аспекта сделает утверждение о показательных судах недоказуемым. Так были ли в России 1999 – 2018 годов процессы которые по наличию требования так называемого «покаяния» можно было бы отнести к показательным?
Такие процессы были. Как минимум один. И наверняка все читатели точно знают о каком именно ниже пойдет речь: в преддверии судебного заседания покаяться девушек призвала Русская православная церковь. Мол, хоть это не повлияет на решение суда, но и незамеченным не останется. Несомненно: мы вспомнили о весьма известном процессе по делу Pussy Riot. Да, этот процесс, прошедший в России в период существования путинского режима мы имеем полное право признать показательным в трактовке Декларации
Таким образом, мы можем с полной определенностью указать на как минимум один судебный процесс, подтверждающий такую полицейскую практику направленную против граждан, как «показательный суд», что на основе имеющегося материала формально показывает наличие, как минимум в единичном, достаточном для формального отнесения к положению Декларации виде полицейского мероприятия рассматриваемой категории, что достаточно для формального доказательства наличия реального события или процесса подпадающего под определение Декларации.
И наконец рассмотрим такой вопрос, как «убийства». Мы полагаем, что бы доказать наличие этого элемента пункта Декларации нам будет недостаточно правовых оснований. Это неудивительно: убийство заведомо является преступным, криминальным деянием по определению за изъятием ряда ситуаций, регулируемых законом. При этом формально Россия никому не объявляла войну, а смертная казнь согласно российской правовой системе в рассматриваемый период не применяется. Таким образом мы очевидно и явно имеем право говорить фактически только о гласно и негласно поощряемых (даже если по этим делам и состоялось формальное осуждение лиц, обозначенных в качестве ответственных соответствующими уполномоченными органами) убийствах лиц, которых мы можем относить на основе публично декларируемых ими целей или осуществляемых действий к противникам данного режима. К таким категориям на наш взгляд слелует относить:
- государственных деятелей (которых следует в зависимости от обстоятельств как смешивать так и разделять с осуществляющими функции национально – освободительных движений и с учетом этого в зависимости от трактовки как могущим так и не могущим относится к совершаемым на территории РФ и в отношение ее граждан);
- политиков;
- журналистов;
- общественных деятелей;
- гражданских активистов.
Иногда убийство конкретного человека или смерть наступившая в результате насильственных действий, трактуемых Декларацией может быть отнесенной к совершенной в отношении нескольких разных категорий лиц. По большому счету практически все убийства о которых пойдет далее речь что называется – «на слуху», в то же время их совокупность как раз и даст ответ на вопрос об этом явлении во множественном или единственном числе… впрочем это по сути и без соответствующих данных известно и очевидно.
Итак к убийствам в категории «государственные деятели» мы можем отнести убийство Аслана Масхадова федеральными силами в Чечне – Ичкерии. По разряду «убийства политиков» мы наверняка вспоминаем события в центре Москвы в 2015 году. Убийство журналиста Анны Политковской случившееся аккурат в день рождения российского лидера мы разумеется включим в категорию убийств представителей средств массовой информации. Об убийствах общественных деятелей мы будем говорить в двух аспектах – такие сообщения появляются про неудавшиеся, как в деле покушения на Игоря Рудникова и состоявшееся как в деле Аслана Жукова. Резонансным делом, подтвержденным в политической и правовой системе значительного количества стран Запада является так называемое «дело Магнитского». Как могут установить наши читатели мы имеем порядка дюжины только резонансных дел об убийствах и покушениях на убийства. Наверняка существуют и другие дела об убийствах криминального и иного характера, которые связаны или вызваны соответствующими полицейскими практиками. Таким образом, мы имеем с полным основанием утверждать, что «убийства» в России в период путинщины осуществляются в виде полицейского мероприятия полностью и непреложно доказанного на целом ряде доступных и общеизвестных фактов.
В общем по первому пункту нами проведена серьезная и существенная фундаментальная работа. Приходит время подводить самый первый итог. Но пока вы возможно ищите какие то дополнительные данные мы ведь можем немного порассуждать о других вопросах?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Итак, первым пунктом в женевской Декларации стоит вопрос о том, являлся ли режим, рассматриваемый в качестве кандидата на террористический статус государством, имеющим полицейские практики в качестве определяющего инструмента своего функционирования. Этот пункт звучит как практики полицейского государства, направленные против своих граждан: наблюдение, разгон собраний, контроль за новостями, избиения, пытки, ложные аресты, массовые аресты, фальсифицированные обвинения, показательные суды, убийства.
Таким образом для установления точного соответствия реальной ситуации данному пункту мы должны не только установить наличие полицейских практик (которые, что совершенно очевидно свойственны ЛЮБОМУ государству), но именно их направленность против своих граждан, выраженную в формах так же определенных данным пунктом Декларации. Как и во всех составных пунктах обвинения для признания пункта в целом соответствующем определению мы должны установить совпадение как минимум квалифицированного большинства элементов пункта определения реальности, то есть из десяти элементов что бы пункт можно было признать полностью соответствующим правилам установленным декларацией должно подтверждаться реальными данными как минимум шесть.
Итак, по первому пункту путинский режим должен быть признан террористическим в случае реализации следующих полицейских практик против своих граждан:
наблюдение, разгон собраний, контроль за новостями, избиения, пытки, ложные аресты, массовые аресты, фальсифицированные обвинения, показательные суды, убийства. С учетом того что отдельные элементы данного пункта не имеют определяющей квалификации в тексте самой Декларации далее мы будем использовать для этого общепризнанные правила и принципы, материалы справочных источников. Для нахождения соответствия данным элементам Декларации мы будем использовать различные источники – от собственных надежных публикаций, до материалов сторонних источников различной направленности – официальной, неофициальной (однако при этом надежной или достоверной) или любой другой публично распространенной и прошедшей испытание временем или нашим опытом, пониманием, иными надежными соображениями. По каждому пункту мы буем давать общую квалификацию признака, его наименование по Декларации и одну или более цитату в подтверждение данного признака реальными обстоятельствами со своими необходимыми комментариями или без них. Отсутствие цитат во внешних источниках в то же время не будет обозначать отсутствие такого соответствия или явления, а лишь возможную недостаточность наших усилий по поиску таковой информации. В любом случае для подтверждения практики полицейского государства, направленные против своих граждан мы в праве и обязаны привести подтверждение по не менее чем ШЕСТИ из десяти элементов первого пункта Декларации. Это в дальнейшем будет касаться и всех прочих составных пунктов Декларации, если особые соображения не будут указаны соответственно.
Итак, поставим перед собой первый вопрос: ведет ли путинское государство «наблюдение» направленное против своих граждан? На этот вопрос отвечает опубликованный нами недавно на официальных материалах в том числе Верховного суда РФ пост «Закон об ОРД: почему он тоже является недопустимым?» из которого следует что только в 2017 году и только во внесудебном порядке наблюдение за гражданами ввиде вмешательства в личную жизнь путем наблюдения за переговорами осуществлялось более чем полмиллиона раз. Сделаем скидку в данном случае именно на ту мотивацию которую могут предлагать сами «оперативники», но в то же время даже если лишь 0, 5 % таких вторжений осуществлялось по мотивам связанным с политикой и общественной деятельностью, то это означает что такое осуществление по данным мотивам осуществлюсь не менее чем 25 000 раз. И это только в 2017 году. За период, в котором составлен использованный в тексте поста график эту цифру даже сильно занижая можно обозначить как 100 – 200 тысяч случаев наблюдения только в форме прослушивания частных телефонных разговоров, просмотра почтовых отправлений и подобных. Таким образом мы обязаны отвечать на вопрос о «наблюдении» как об установленном: путинское государство ВЕДЕТ наблюдение, направленное против своих граждан. В данном случае мы обязаны вести речь, во-первых, о хотя и законных, но внесудебных, и во-вторых хотя и не специфически доказанных, но мерах, нацеленных не против пусть и голословно называемого самими «оперативниками» криминала, а именно против ЗАВЕДОМО не имеющих к нему отношения «гражданах», в трактовке женевской Декларации. Фактически «наблюдение» путинским государством за гражданами на основе указанных материалов можно считать доказанным.
Второй элемент первого пункта декларации по сути не нуждается даже и в доказательстве в силу своей самоочевидности. Общеизвестных фактов свидетельствующих о применении путинским режимом такой меры, как «разгон собраний» можно найти что называется «вагон и маленькую тележку». В то же время юридический формат данного документа требует именно юридически допустимого закрепления всех существующих фактов в качестве конкретных доказательных данных. Отмечая трактовку разгона собраний, мы таким образом первым делом обязаны установить термин, а именно что относимо и что нельзя относить к самому понятию «собрания». Что понимать под термином их «разгона».
Википедия не просто определяет собрание как «совместное присутствие группы людей в определённом месте для обсуждения разных тем или решения определённых проблем» но и дает совершенно конкретную отсылку к определению такового текстом российского ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19 июня 2004 года. Разгоном же словари определяют как «Действие по гл. разогнать …. Разгон демонстрантов полицейскими.»
Несмотря на общеизвестность данных фактов приведем как минимум несколько подтверждающих цитат по данному элементу пункта Декларации. В частности российский вполне официальный омбудсмен (уполномоченный по правам человека) назвал разгоны стихийных митингов необоснованными, по сути признав такие действия подпадающими под определение практик полицейского государства, направленных против своих граждан. Вполне лояльный и считаемый многими «прокремлевский блоггер Варламов сообщает про жесткий разгон протестующих в центре Москвы. Он называет происходившее «акцией», однако она явно подпадает под словарное определение «собрания». Википедия информируя о митинге Навального использует терминологию исключительно жёсткий разгон. Существуют так же сообщения о системных полицейских практиках по разгону собраний граждан. Подобная информация иногда получает освещение даже в официальных или официозных провластных источниках информации в том числе и в транслируемых за границы РФ, иностранными новостными агентствами. Таким образом мы не просто показали общеизвестность данной информации но многоаспектно подтвердили ее из целого ряда независимых источников. Это дает нам основание делать вывод о том что «разгон собраний» путинским государством на основе указанных материалов можно считать полностью доказанным.
Третий элемент пункта, определяющего вопрос соответствия полицейских практик таким, которые направлены против своих граждан является вопрос, связанный с контролем за новостями. Этот элемент данного пункта во многом тоже является более или менее общеизвестным. В частности, в наших публикациях неоднократно показывалась фигура Дмитрия Киселева как пропагандиста, а не журналиста. Однако начало контролю за новостями положено не в 2013 году, а намного раньше. Так в частности сегодня фраза «Спор хозяйствующих субъектов» означает ничто иное, как именно постановку под контроль одного из немногих тогда независимых новостных каналов, создание атмосферы «самоцензуры» в электронных и во многом – печатных СМИ. Сегодня такие же действия осуществляются в отношение например так называемых «новостных агрегаторов». Спектр инструментов контроля новостей, применяемых правительством конечно был намного более широким чем перечисленные. К ним можно отнести такие как конкретные манипуляции новостной информацией, как например в деле о событиях 26 января 2014 года, формирование корпуса пропагандистов нацеленного на искажение, препарирование и «преподнесение» новостей в угодном заказчику ключе, запрещенная конституций РФ цензура в глобальной Сети, вплоть до инициатив по отсечению российского ее сегмента от общемирового, криминализация поиска информации, в том числе новостной. Одному из российских журналистов даже принадлежит такая фраза «это не новости, а старости», то есть ситуация доводится порой до абсурда, в том контексте что порой страна вообще живет без новостей как таковых в режиме провозглашенной властями примерно в 2003 году так называемой политики «стабильности». На проблемы с доступом российских граждан к новостям в интернете указывают и иностранные издания.
На основании всех приведенных данных по третьему элементу первого пункта мы имеем право сделать абсолютно надежное заключение: «контроль за новостями» путинским государством на основе указанных материалов можно считать доказанным с неопровержимой надежностью.
Объединим вопросы «избиения» и «пыток» в общее рассмотрение, не забывая что формально это два элемента первого пункта составляют два. Однако частью пыток нередко являются и избиения, избиения нередко признаются формой пыток. Именно поэтому мы рассмотрим оба элемента вместе не забывая при этом что лишь точное следование обоим определения позволит нам говорить об исполнении двух а не одного элемента пункта Декларации. В то же время используя цитаты по пыткам мы будем иметь право включать в них тексты про избиения и наоборот. Итоги будут подводиться по обоим элементам самостоятельно – отдельно по факту наличия избиений и отдельно – по факту пыток. При этом оба утверждения при общей их доказанности могут быть объединены и в одном общем выводе.
По каждому элементу данного пункта мы приведем по пять различных свидетельств. Вопрос не столь широко освещается как проблема например разгона митингов или контроля новостей, но материалов на самом деле по этому вопросу все таки немало. Один из членов калининградской националистической организации «Балтийский авангард русского сопротивления» (БАРС) Евгений Артюшенко был избит во время допроса, рассказала «Открытой России» жена активиста Яна. Отметим, что заключенные по делу «Барса» являются узниками совести. Украинский гражданин Сенцов подвергается пыткам и избиениям в российской тюрьме. Имеются такие же факты в отношение общественных активистов. Так в частности в октябре 2014 года за гражданскую позицию по украиснкому конфликту были избиты двое активистов Комитета общественной самозащиты (КОС) — Василий Адрианов и Евгений Гришин. Эта информация является надежной и подтвержденной. Оба источника единодушно используют термин «избиты», «избиение» по данному факту. В результате нападения был избит насмерть журналист Михаил Бекетов. Факты подобного рода можно приводить достаточно долго. Так же имеются факты пыток в качестве полицейской, а так же пенитенциарной практики. Здесь мы не будем рассматривать пытки в качестве запрещенной меры в контексте обычных документов общего характера и рассмотрим их только в контексте положений рассматриваемой нами Декларации.
О пытках в ИК - 18 поселка Харп мы сообщали в своем блоге, и надо заметить что этот материал является на сегодня вообще одним из наиболее читаемых и даже комментируемых в нашем ЖЖ, несмотря на то что он опубликован довольно давно. Но не только мы указываем на факты пыток. Официальное же агентство с новым названием «ТАСС» указывает на то что правозащитники пожаловались в СК на пытки в СИЗО в Ярославской области. Речь идет об избиениях в данном учреждении. То есть как мы и отмечали речь может идти о пытках ввиде избиений. К этой проблемы привлекается внимание России и в соответствующем комитете ООН. Согласно официально публикуемой статистики даже до суда ежегодно доходят сотни случаев пыток. И в силу латентности данного вида полицейской практики направленной против граждан это количество может быть оценено существенно большим. В то же время нас интересует не количественная, а качественная сторона – наличие пыток в России является очевидным фактом, их применение сверх возможной по фактической стороне дела практике, даже несмотря на осуждение ряда случаев следует признать очевидным фактом.
На основании всех приведенных данных по четвертому и пятому элементам первого пункта мы имеем право сделать следующий общий вывод: «пытки» и «избиения» на основе указанных материалов являются частью полицейской практики путинского государства доказанной с неопровержимой надежностью. А что еще у нас есть на них по данному пункту?
Расскажите.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
В прошлом материале мы остановились на вопросе беспристрастности. Можем или нет именно мы стать той независимой, то есть объективной, бес страстной и пристрастной инстанцией слово которой будет принято по вопросу, касающемуся признания путинский режим террористическим. Это важный вопрос. От ответа на него зависит – будет ли признан наш даже самый качественный по форме и по фактуре материал допустимым в качестве источника юридической доказательной базы при рассмотрении подобного вопроса. Мы обязаны ответить на вопрос однозначно – «да» или «нет», «является» ли путинский режим режимом – террористом, является ли путинское государство террористическим, или «не является».
На первый взгляд исходя из нашей осторожной и взвешенной позиции, связанной с вопросом о признании путинского режима террористическим известной и изложенной публично можно предположить некую нашу пристрастность. И в этом контексте наверняка она имеется: ведь многие из тех, кто готовит этот материал могут ожидать «бомбы на собственную голову», в случае успеха данной акции в плане признания путинского режима террористическим. С другой стороны, а не так ли поступали и, например, немецкие антифашисты? Впрочем, аналогии здесь вряд ли уместны: мы живем в конкретных условиях и рискуем конкретными перспективами, результатами, последствиями. И несем в этом плане реальную и практически персональную ответственность. Таким образом для нас ответ «нет не является» на вопрос о том «является ли путинский режим террористическим» выглядит ЗАВЕДОМО предпочтительным.
Однако здесь заключен и объективный парадокс: если мы на основе полного соответствия реальных данных требованиям определения подтвердим, что путинский режим является террористическим – субъективная доказательная сила данного исследования будет значительно выше. Если же мы не придем к выводу о том, что путинский режим представляет собой террористическое государство – что в случае нашей пристрастности что в случае ее отсутствия – затраченные усилия не приведут ни к каким юридически значимым результатам.
Итак давайте еще раз более наглядно сформулируем этот парадокс: если мы придем к выводу что путинский режим террористическим не является, то это не имеет последствий как в случае нашей пристрастности, так и в случае нашей беспристрастности, в противном же случае как раз таки именно наша пристрастность и личная заинтересованность усилит значение нашего вывода о террористической сущности путинского режима.
Итак имеем ли мы право признать путинский режим террористическим опираясь на собственные взгляды и принципы? Нам НЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ этого. Однако если мы на основе вполне достоверных, надежных и качественных данных придем к таким выводам это будут СЕРЬЕЗНЫЕ выводы. И в то же время мы наверняка будем иметь право оставить за собой возможность интерпретации равнозначных данных в пользу НЕПРИЗНАНИЯ режима террористическим, если основания для такой интерпретации будут заведомо допустимыми. Или ничего интерпретировать в этом ключе просто объективно будет нельзя?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Итак, в первой части нашего обзора мы определили, что для признания путинского режима террористическим следует опираясь на надежные данные установить соответствие юридического определения данного женевской Декларацией 1987 года реальной ситуации. Для этого мы обязаны иметь строгое, серьезное, обоснованное и надежное подтверждение каждому из одиннадцати пунктов и элементов определения, содержащегося в этом документе.
Наш читатель изложил полный их перечень, мы же обозначим эти положения декларации кратко:
- практики полицейского государства, направленные против своих граждан (согласно перечню);
- доставка государством ядерного оружия на территорию других государств, в их территориальные воды или в международные воды;
- военные маневры и учения, осуществляемые вблизи границ другого государства и представляющие угрозу его независимости и территориальной целостности;
- атака вооруженными силами государства целей, которая представляет угрозу для гражданского населения живущего в другом государстве;
- создание и поддержка вооруженных отрядов наемников, с целью уничтожения суверенитета другого государства;
- убийства и попытки убийств государственных деятелей других государств;
- тайные операции разведывательных или других государственных сил, направленные на дестабилизацию или подчинение другого государства;
- кампании по дезинформации, направленные на дестабилизацию других государств;
- продажа оружия, поддерживающая продолжение региональных войн и задерживающая политическое решение конфликтов;
- отмена гражданских прав и свобод, положений конституции и законов под предлогом противодействия терроризму;
- разработка, испытание и развертывание ядерного и космического оружия, обрекающее все человечество на постоянный страх.
Таким образом, чтобы признать путинский режим террористическим нам надо на основании преимущественно внешних и насколько возможно независимых источников показать, что он соответствует всем одиннадцати пунктам при этом соответствует полностью и без изъятий, а также всем значимым элементам каждого из пунктов где в этом имеется необходимость. Используя такие источники информации мы обязаны давать подтверждение каждому из пунктов только ими, минимизируя собственное субъективное восприятие тех или иных событий. Но возможно ли это в полной мере в силу ответственности и последствий?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Мы уже поговорили о своих успехах и перспективах желаемого, и сделали это в контексте вопроса о признании путинского режима террористическим. «Поклажа бы для них казалась и легка», но ведь помимо того что путинский режим является террористическим мы еще сталкиваемся с проблемами отождествления режима и государства, с проблемой отождествления государства и страны, страны – и народа. А это вызывает серьезные не только опасения, но и ответственность. Для нас это еще связано с успешным опытом отождествления путинского режима с определением, предложенным относительно статуса «государства – гопника». То есть – последствия КАЖДОГО нашего слова колоссальны и к тому же – длятся во времени (как например с переменами в руководстве «Русала»).
В то же время признание государством – гопником и юридический результат в виде санкций это одно, а признание государством террористом – совершенно иное. И уровень последствий и ответственности. Теоретически статус государства – террориста регулирует декларация «The Geneva Declaration on Terrorism», которая определяет 11 признаков государственного терроризма принятая Женевской конференцией в 1987 году. Что является ключевым здесь моментом? Формулировка не может быть иной чем в процессе признания государством – гопником. Приведем ее здесь дословно: если мы сможем доказать соответствие реальности сложившейся к 2016 году термину включенному в юридический оборот Соединенными Штатами в 2002 году мы будем иметь законное право не просто словоблудливо рассуждать о государстве - бандите, государстве - хулигане или государстве гопнике, а давать вполне конкретные юридические, правовые обозначения этому явлению имея полное на то право. То есть что бы ответить на вопрос представляет ли собой путинский режим государство - гопник, мы должны соотнести теоретические определения обозначенные нами в публичном процессе с реальными событиями, происходившими в стране в течение срока, рассматриваемого нами в данном случае по состоянию на конец 2018 года.
Иными словами, чтобы установить представляет ли собой путинский режим государство – террорист, нам необходимо соотнести теоретические определения государства – террориста установленные женевской Декларацией с происходящими в течение срока, рассматриваемого нами реальными событиями.
Женевская Декларация (The Geneva Declaration on Terrorism) содержит в себе 11 пунктов. Следуя правилам идентификации государства гопника, для того что бы вынести свой вердикт о соответствии этому определению путинского режима мы должны, опираясь на надежные данные установить соответствие юридического определения реальной ситуации в стране. Для этого мы обязаны иметь строгое, серьезное, обоснованное и надежное подтверждение каждому из одиннадцати элементов определения. И только на этом серьезном основании вынести свой приговор. А такие подтверждения существуют?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Перспективы влияния всегда состоят в общественной значимости. Конечно существуют и субъективные факторы – от денег до степени банального упрямства. Но в то же время именно данный фактор является ключевым в вопросах принятия решения (впрочем, нередко именно он вполне напрямую оказывает влияние и на денежный, и на многие другие). При этом столь же очевидно, что общественная значимость любого события не возникает сама собой, а является производной общественного понимания. Это достаточно просто рассмотреть на примерах, которых накопилось в практике публикаций нашего ЖЖ за последнее десятилетие. Мы это сделаем, а пока заметим еще, что влияние так же может проявляться в различных формах. Хотя основным его проявлением является исполнение общественного интереса или в устранении вредных явлений.
Итак, для общественной значимости необходимо общественное понимание, то есть понимание фундаментальным обществом значимости той или иной проблемы, как таковой, и в этом качестве, как требующей своего разрешения. Например когда мы обращаем внимание общественности на проблемы автомобилистов (включая сюда даже проблему употребления спиртного за рулем) отдельные аспекты появляются даже «в телевизоре» но заметной реакции в плане именно решения комплекса проблем не происходит. Во всяком случае настолько быстро как бы хотелось. Есть случаи полностью вопиющие – как например с домофонами. ВК это отчетливо проявилось в реакции конкретного человека. Поддерживая наши публикации всегда, везде и во всем – он активно выступил против обозначенной нами позиции по домофонам. И пришлось взять паузу. Это же во многом касается, например, охраны, о вреде которой мы говорим аж с 1998 года – но результат пока удовлетворительным обозначить никак невозможно. Напротив, положение сейчас, пожалуй, лишь ухудшается. Нет до сих пор ни одной общественной силы которая бы подняла на свои знамена требование навсегда отменить административный арест, несмотря на то что выступаем мы с этим требованием аж с 2002, а то и с 2001 года. Классической темой, где пока нет заметных подвижек стала для нашего блога конечно тема сигарет (для подростков) а также пива и прочего аналогичного. Несмотря на мощнейшую подведенную под вопрос фундаментальную исследовательскую базу – она лишь ожидает своего часа. Общественное же сознание, в лице того же Миронова к адекватному восприятию этой темы пока и явно категорически не готово. При этом понятно, что и время, потраченное на разработку темы и правильность аргументации, и даже опять-таки субъективный фактор как интерес играют в подаче и понимании главную роль. Тут даже исторические подходы могут не сработать. Потому что в любом случае что бы получить хотя бы какой-то результат приходится обычно преодолевать именно инерцию традиций.
Возьмем здесь хотя бы успешно сорванную провокацию в УкрДоме 26 января 2014 года. Было бы опасно глупо и наивно говорить, что если она сорвана именно и исключительно нами (что разумеется, как мы всегда и отмечали – отнюдь и далеко не однозначно) что она сорвана ТОЛЬКО единственной публикацией. Ей предшествовали и материалы аналитсессии от 25 января 2014 года, и более ранние публикации включая и материал от 9 июля 2013 года. То есть мы видим, что для успешной реализации той или иной общественно значимой темы требуется время, которое как правило составляет не меньше полугода. И если были у нас темы, которые «стреляли» в течение дней, то это как правило или ситуации абсолютно вынужденные, или абсолютно прозрачные в общественном смысле, как например с предотвращенной провокацией в небе Крыма, заявлением украинского генпрокурора об отставке или удостоверением путина в Штази. Кстати строго на этом же тренде несомненно лежит и уход Маттиаса Варнига с поста главы совета директоров «Русала».
Все это предисловие конечно прежде всего для следующего: МИД России опроверг наличие ядерного оружия в Крыму. Материал на эту тему у нас появился в апреле текущего года. Ядерное оружие в Крыму – это повод для обозначения путинского режима как террористического. Отсутствие этого компонента не позволяет однозначно оценивать так. Но нам это и не нужно – ведь многие из нас живут на территории оккупированной путинским режимом, и это может привести к последствиям для нас самих. Но ведь террористический режим, который отвечает практически всем пунктам конвенции, даже кроме одного – не перестает быть таковым и не перестает требовать его демонтажа. Не правда ли?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
imed3: (Default)
Как о недопустимых мы обычно рассуждаем о законах, которые приняты в путинские годы. И которые ограничивали права и свободы уже существовавшие в девяностые, например право школьников на приобретение сигарет или пива. Рассматриваемый далее закон имеет иную природу, ибо даже появился сам по себе в первую еще ельцинскую каденцию, но все же разговор о нем тоже наверное следует вести, и вести в ключе обсуждения вопроса о его допустимости.
Как и всегда обсуждая допустимость любого закона мы должны помнить – что одной из важнейших фундаментальных основ признания таковыми, является отношение экономической и политической составляющих. Проще говоря – цифры. К ним и обратимся. В 2017 году по уголовным делам согласно официальным данным осуждено 744 тысячи лиц.
Посмотрим статистическую графику приводимую в ФБ. Из нее мы можем сделать поистине невероятный на первый взгляд вывод: прослушка не применялась лишь в примерно 76 тысяч дел. Проще сказать что если следовать имеющимся у нас цифрам - просушка использовалась практически В КАЖДОМ УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ, дошедшем до осуждения! Кто то скажет: не каждое дело оканчивается приговором. Это правда. Но совпадение сложно назвать случайным. Но в чем же тогда состоят конституционные «гарантии прав граждан на недопустимость вторжения в переписку и так далее»? Если бы такие гарантии действительно были можно было бы говорить о том что прослушка должна применяться в лучшем случае в каждом ДЕСЯТОМ деле. А то – и в двадцатом. За полгода в 2017 году в РФ зарегистрировано 1030,2 тысячи преступлений из чего мы можем обоснованно предположить что за весь 2017 год подано около 2 миллионов заявлений. Как мы видим каждое четвертое из них сопровождалось нарушением соответствующего конституционного права. Причем из имеющегося у нас графика мы с удивлением обнаруживаем, что из приведенного графика мы видим что судами на прослушку выдано лишь 1/6 разрешений. Остальное сделано по закону об ОРД. Если использовать наши грубые оценки – ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ!
Мы видим, что данный закон, наверное, не являясь «недопустимым» в контексте предложенного нами понимания, является очевидно «резиновым». Это мы видим и из динамики заметной на использованном нами графике. Между прочим, этот график открывает совершенно новый взгляд на вопрос о независимости российских судов. Мы (и опять с удивлением!) видим на самом деле невероятно высокий уровень их независимости от следственных и силовых органов. Ведь действуя в согласии с законом об ОРД следователи и прочие фактически обходят судебную систему, прослушивая граждан в 5 случаев из 6! Можно наглядно увидеть, что суды, выдав ФАКТИЧЕСКИ ВСЕГО ЛИШЬ менее 100 тысяч разрешений, действительно защищают права граждан причем именно с той эффективностью, которую мы назвали выше, придя к ней эмпирическим путем (1 на 10 или даже 20 зарегистрированных дел). Проще говоря, если бы закона об ОРД не было защита конституционного права граждан ТОЛЬКО СУДАМИ выросла бы примерно впятеро.
Менты конечно будут говорить о «способствовало раскрытию», но это язык у них такой специфический. Профессиональный. И он не должен быть нам указом. И судам. И – никому. Мы то точно знаем никакое «раскрытие» не может быть в определяющем проценте случаев никаким оправданием для нарушения прав человека. 5 – 10 %, разрешаемые судом должно стать максимумом, потолком, но и к снижению даже этого показателя следует неукоснительно стремиться. То есть мы бы не хотели сказать, что такое ограничение должно быть или стать по меньшей мере теоретически невозможным. Но вопрос здесь как вы видите именно о пропорциях. Жестко о и четко оговоренных. И еще: отмена закона об ОРД, независимо от того считаем или не считаем ли мы его допустимым положила бы предел вмешательству административных, так называемых силовых органов в частную жизнь граждан без весомых на то оснований. Или кто-то полагает что регулировать этот вопрос законом достаточно и допустимо?
Высказывайтесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE

Profile

imed3: (Default)
imed3

February 2019

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17181920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Feb. 16th, 2019 02:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios